Эпиграф.ИНФО

У Новосибирска должен быть свой спектакль

У Новосибирска должен быть свой спектакль

Елена Богданова прокомментировала событие и ответила на вопросы «Эпиграфа».

- Миллион – это крупный бюджет для спектакля?

- Думаю, для спектакля, в котором заняты 10 актеров, это существенный, но не огромный бюджет. К тому же, при создании исторической постановки закономерны весомые затраты на костюмы. Но миллион – это максимальная сумма господдержки драматургии, поэтому решение экспертного совета нас порадовало.

- Кто был инициатором подачи заявки в Минкульт?

- Сергей Николаевич Афанасьев, у которого оказалась моя пьеса. Сама я в тот момент плохо разбиралась в системе господдержки в театральной сфере. Пьесу я писала не «под грант».

- Почему революция в Ново-Николаевске стала темой?

- Все же Октябрьская революция – крупнейшее событие ХХ века, оно повернуло ход истории. И советские драматурги активно на эту тему писали, но вот к событиям нашего города внимания не проявляли. Потому что ничего оглушительного у нас в 17-ом году не произошло. Но все же это было интересное время. Представьте себе – не хватает хлеба и муки, на улице -грабежи и хулиганство и, и в то же время, в большой моде кинематограф и театр.

- Сложно ли было воссоздать эти исторические обстоятельства?

- Сложно, поскольку источники довольно разрозненны. Краевед Константину Голодяев снабдил меня справочной информацией и о политической, и о культурной, и о бытовой ситуации в городе. Сергей Шрамко, который давно занимается историей революционных лет в Сибири, тоже подсказал мне ценные источники. В частности, воспоминания сибирских участников Октябрьской революции, изданные в 50-х годах. Мемуары всегда очень полезны, там много занятных деталей. И, конечно, я прошлась по журналам, которые в то время читали в мещанской и интеллигентской среде - «Нива», «Журнал для женщин». Забавно, например, что в то время женщинам в журнале советовали, как правильно пополнеть.

- Почему главные герои пьесы – городские интеллигенты?

- Если спросить у рядового новосибирца, что он знает про революцию в нашем городе, он сразу вспомнит Шамшиных и Дусю Ковальчук. На самом деле в 1917-ом бал правили эсеры, а вовсе не большевики. Уже после революции, когда 5 ноября прошли перевыборы в городскую думу, подавляющее большинство мест заняли эсеры! Я не умаляю подвигов Дуси Ковальчук, но ее героизм пришелся на 18-19 годы.

Во-вторых, интеллигенты мне очень хорошо знакомы. Все персонажи, кроме офицера царской армии, написаны с моих современников. Да, никто из знакомых не ассоциировался у меня с кавалером Георгиевского креста, но зато я много общалась с политизированной интеллигенцией среднего и старшего поколения. По-моему, за последние сто лет эта категория ничуть не изменилась. Большинство персонажей – собирательные образы. Но вот эсер Симбирцев имеет совершенно конкретного прототипа из числа бывших новосибирских политических деятелей. Близкие товарищи без труда узнают его.

- Как вы считаете, у «Красной полыньи» есть коммерческий потенциал?

- Знаю, что билеты на премьерные показы неплохо продавались. Мы сумели пробудить любопытство публики. И, по-моему, у режиссера Дарьи Супруновой получилось сделать зрительский спектакль. В конце концов, в нем поднимаются вечные темы: любовь, предательство, отношения отцов и детей. К тому же в спектакле задействованы известные актеры (Владислав Шевчук, Снежанна Мордвинова, Алексей Казаков и др.), что всегда повышает «коммерческую стоимость».

- Когда и где будут показывать спектакль в дальнейшем?

- Пока неизвестно. Для площадки «Дома Актера» постановку признали неформатным: он все же мало похож на традиционную антрепризу. Но, надеюсь, что город и регион будут заинтересованы в сохранении «Красной полыньи» для зрителя. Должен же у Новосибирска быть свой спектакль?..

«Эпиграф»

Читайте также