Кризис – и вечная молодость - Эпиграф.инфо

wrapper

Кризис возвращается, и Греция, по большому счету, ни при чем – просто такая эпоха. Управляющий партнер DSO Consulting Сергей Дьячков в 2008 году был одним из немногих российских аналитиков, кто предсказал экономический кризис. Теперь кризис предсказывают чуть ли не все, но у Дьячкова опять особенное мнение.

Кризис никуда и не уходил – просто завершен очередной этап развития человечества, главным стимулом которого были телекоммуникации. «Старые» потребности удовлетворены, поэтому мировая экономика задыхается от сверхконкуренции. Человек не может ходить с десятью мобильниками, поэтому и экономика в стагнации. Чтобы выйти из кризиса, нужны принципиально новые потребности. Одной из следующих станет стремление к вечной молодости.
Если «промониторить» прессу, то создается впечатление, что все дело в Греции. Почему богатые европейские страны не могут просто заплатить за Грецию, и все?
Во-первых, у них нет столько денег, реальный сектор в Германии и во Франции растет весьма слабыми темпами. Во-вторых, им самим надо готовиться к спаду – он ведь и их коснется. Но Греция – это только техническая причина, «спусковой крючок». Кризис – это объективное состояние современной экономики, даже скорее цивилизации в целом. Следуя гипотезе великого русского экономиста Николая Кондратьева, можно описать это так. У человека есть потребности, и бизнес их удовлетворяет. Со временем в этом бизнесе развивается конкуренция, а потребности в одной и той же сфере, условно говоря, не растут. Вы не можете есть десять булок хлеба в день и на десяти машинах тоже не можете ездить. Старые потребности удовлетворяются все более и более полно, конкуренция растет, а спрос стагнирует. Значит, надо, чтобы возникли новые потребности, а это значит, что должны возникнуть принципиально новые возможности. После энергетических кризисов 1970-х появились персональный компьютер, сотовый телефон и интернет, которые создали новые технические возможности свободы человека и принципиально новые рынки. Они же стали некоторым стимуляторами для старых – например, автомобильной отрасли и строительства, где стали проектировать с помощью тех же компьютеров. Теперь возможности этого компьютерно-кибернетического цикла исчерпаны, конкуренты пожирают друг друга. Исчерпана, кстати, и транснационализация (перенос производств в бедные страны) как способ снизить операционную себестоимость производства – стоимость труда в том же Китае теперь такова, что впору говорить о возможной грядущей реиндустриализации США и Еврозоны.
Кризис уже начался?
Кризис и не заканчивался. Можно говорить только о том, что сейчас наступает еще одна острая фаза. Многие поверили, что кризис закончился в 2010 году. Но принципиально в мировой экономике не изменилось ничего. В целом мировая экономика стагнирует, почему должна расти наша? Посмотрите на графики – реальные располагаемые доходы населения в России выросли за 2011 год менее чем на 1% за год, потому что им не с чего было расти. А объем ввода жилья вырос более чем на 6%, объемы выданных банковских кредитов превысили показатели 2008 года. Это – перепроизводство, оно же очередной «мыльный пузырь».
Допустим, ситуация, в которой мы живем сейчас, – это конец одного цикла и начало другого. Но если кризис никуда и не уходил, то откуда взялось восстановление рынков, наивный потребительский оптимизм?
Сейчас в экономике происходит межцикловая депрессия. Развитые экономики находятся в стагнации, в них, грубо говоря, ничего не может происходить – ни повышения, ни понижения. Поэтому все зависит от краткосрочных колебаний, которые называются волнами Китчина. Сама по себе экономика не «заводится», но ее пытаются завести искусственно, так сказать, кривым стартером. Напечатали новые банкноты – кредитные ставки низки – потребление немного выросло, и кажется, что кризис позади. Это создает впечатление у потребителей, что кризис закончился, потом еще так называемые финансовые аналитики буквально «заясняют», что в «нашей лодке все хорошо». А дальше эта «лодка» неизбежно разбивается о перепроизводство (то есть отсутствие новых рыночных возможностей) в реальном секторе. Такие короткие волны будут создавать турбулентность до тех пор, пока у экономики не появятся новые глобальные драйверы. То есть пока не произойдет коммерциализация новых товаров и не будут созданы новые потребности, которые надо удовлетворять.
Какова глубина падения?
Мы думаем, что в течение ближайших трех-четырех месяцев падение объемов продаж (в натуральном выражении) по инвестиционным товарам и товарам длительного пользования в России может составить до 40% от объемов продаж соответствующих периодов прошлого года, по товарам народного потребления – 5–10%. По потребительским товарам снижение будет меньше: человек может не так сильно уменьшить потребление за счет децивилизации спроса – «водку похуже, колбасу покартоннее». Обратите, кстати, внимание: в «переломные» моменты снижение цен сырья происходит очень быстро, просто потому что у биржевых игроков срабатывают так называемые stop-lossы – пока сами игроки «спят», компьютерная программа автоматически продает фьючерс (контракт на поставку), если его цена опускается ниже определенной. Это создает избыток предложения, вызывает панику и дальнейшее падение. Нефть будет стремиться к 60–70 долларам за бочку – мы думаем, что такова нынешняя биржевая цель. По нашим прогнозам, межцикловая депрессия продлится еще примерно пять лет. Что может стать новой супер-потребностью, которая спасет мир?
Это свобода от боли, вечная молодость, замена базисных энергоресурсов. Человечество из кризиса, в частности, выведут биофармтехнологии, ведь многие болезни еще не побеждены, а жизнь не так длинна, как хотелось бы многим. Новый технологический драйвер немного «подтянет» потребление и в традиционных сферах – люди смогут больше потреблять традиционных удовольствий и при этом лучше работать. Опять же электромобилестроение и альтернативная энергетика. Технологии, которые через несколько лет будут выводить мировую экономику на новый уровень, есть уже сейчас. Просто их надо коммерциализировать, то есть сделать доступными по цене среднему потребительскому классу. Умные головы приходят на переполненные рынки, на которых все понятно, не находят себе применения и поэтому вынуждены искать что-то принципиально новое. Они-то и займутся коммерциализацией.
Что мешает миру развиваться планомерно, без кризисов?
Человечество инертно, оно не готово активно создавать новые потребности, пока можно зарабатывать на старых. Конечно, оно было бы радо получить таблетку от старости, глупости, СПИДа и рака еще двадцать лет назад. Но в текущей экономике предприятия часто гораздо безопаснее использовать проверенные приемы и продавать традиционные товары. Пока не наступает кризис, новаторов считают сумасшедшими. На самом деле это гении, создающие будущее мира в частных гаражах.
С гениями понятно, а простым предпринимателям что делать?
Не делать никаких инвестиций, которые не связаны с повышением производительности труда. То есть надо учиться, повышать квалификацию сотрудников и сокращать издержки. Конечно, не надо открывать никаких новых производств, если они не инновационные в хорошем смысле этого слова.
Для вас как для инвестиционного аналитика кризис – это хорошо или плохо?
Заказов, конечно, будет меньше. Но я без дела не останусь, буду ведь и музыкой заниматься (Сергей Дьячков – лидер рок-группы «Николаевский проспект»). Там большие перспективы при нынешнем кризисе русской сцены (смеется). Ну и политическую борьбу продолжу, конечно.
Циклы Кондратьева (К-циклы, кондратьевские циклы) – периодическиe циклы современной мировой экономики продолжительностью 40–60 лет.
DSO Consulting выделяет следующие циклы Кондратьева (от начала повышательной волны до окончания межцикловой депрессии):
I (приблизительно 1779–1844 годы). Драйверы: индустриализация, переход на машинный способ производства.
II (приблизительно 1844–1891 годы).
Драйверы: развитие железнодорожного и водного транспорта.
III (приблизительно 1891–1939 годы). Драйверы: электрификация, телефонизация, автомобилизация.
IV (приблизительно 1939–1981 годы). Драйверы: милитаризация, химическая и нефтехимическая промышленность.
V (приблизительно 1981–2018 годы). Драйверы: IT-индустрия, транснационализация производства.
VI (предположительно 2018–2050 годы).
Драйверы: возобновляемые источники энергии, электромобилизация, биофармтехнологии.

Юрий Лобанов

Об издании

Новости Сибири: события, подробности, факты

16+

Сетевое издание Эпиграф.инфо
Зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 70647 от 03.08.2017 г.

Адрес

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью "МЕТРОПОЛИС-НСК" Адрес учредителя: 630015, Новосибирская обл., г. Новосибирск, пр. Дзержинского, д. 1/3, оф. 710

Адрес редакции: 630015, Новосибирская обл., г. Новосибирск, пр. Дзержинского, д. 1/3, оф. 710

Главный редактор Еренкова Ольга Николаевна

e-mail: inform@epig.ru

Правовая информация

Распространяется бесплатно. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации. При перепечатке с сайта, гиперссылка на публикацию или указание источника обязательны