Конкуренцию отшлифовали - Эпиграф.инфо

wrapper

С 26 октября 2006 года вступил в силу Федеральный закон № 135-ФЗ «О защите конкуренции», который концентрирует работу антимонопольных органов исключительно на крупных предприятиях, оказывающих прямое и непосредственное влияние на экономику страны.

— Закон «О защите конкуренции» обсуждался долго. Мы, как антимонопольный орган, хотели бы видеть его в другой форме, но будем его исполнять в той форме, в которой он принят. Ведь закон не только обеспечивает контроль, он призван регулировать конкуренцию, он не должен отпугивать инвесторов, – заявил в ходе пресс-конференции руководитель Управления ФАС России по Новосибирской области Сергей Гаврилов.

Новый закон объединил в себе два закона. Это утратившие силу Закон «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» и Закон «О защите конкуренции на рынке финансовых услуг». Сегодня услуга – это услуга, в том числе и финансовая. По своей структуре Закон остался прежним. В законе определены полномочия ФАС в плане государственного контроля и надзора за действиями органов власти субъектов Федерации, местного самоуправления и хозяйствующими субъектами, в т. ч. и физическим лицами. То есть, в новом законе появилась возможность регулировать отношения, которые вытекают из заявлений физических лиц.

«В принятом Законе уточняется понятийный аппарат антимонопольного законодательства. Так, вводится понятие согласованных действий, что позволит доказывать в суде факт осуществления согласованных действий хозяйствующими субъектами при осуществлении ценового параллелизма, а также раздела рынка по территориальному принципу. Мы надеемся, что теперь мы вместе с судами сможем квалифицировать признаки нарушения антимонопольного законодательства по этим видам более четко и сможем с судами единообразно подходить к прочтению этих норм закона», – подчеркнул глава областной ФАС.

Сегодня законодательно определено такое понятие, как коллективное доминирование, которым признается положение, когда три компании хозяйствующих субъектов занимают долю на рынке более 50%, либо пять компаний, если их доля более 70%.

Говоря о ситуации с небольшим, на сегодняшний день, понижением цен на топливо, С. Гаврилов отметил «не последнюю роль антимонопольных органов». «Если будет происходить одновременное повышение цен на нашем рынке, мы будем смотреть и квалифицировать, кто осуществляет деятельность на оптовом рынке, а также на розничном рынке. Мы будем определять, какова доля тех, кто доминирует на рынке», – заявил он.

Особый вид контроля – это контроль за экономической концентрацией, т. е. контроль за сделками, за приобретением производственных фондов, за слиянием, присоединением, в т. ч. и за сделками с акциями. Количество сделок, которые подпадают под предварительное согласование, уменьшается, и сегодня по некоторым видам сделок нужно только послать уведомление в антимонопольный орган. Особый вид контроля определен ст. 27-28 нового Закона о конкуренции. «Сегодня законодатель больше направляет нас на контроль за крупными хозяйствующими субъектами, а пресс на малый и средний бизнес с небольшими активами уменьшается, – заявил С. Гаврилов. – Антимонопольные органы в связи с принятием нового закона становятся более прозрачными и открытыми, с одной стороны, с другой стороны, требования к крупным игрокам на рынке становятся более жесткими».

Помимо специального Закона № 94-ФЗ, регламентирующего требования к организации торгов и аукционов, в законе о конкуренции определены общие и единые требования к проведению всех видов торгов и аукционов органами власти и местного самоуправления, «чтобы предотвращать коррупцию и с целью создания паритета». Помимо существующих в ФЗ-94, введена новая статья, определяющая, какими должны быть единые требования к самому механизму торгов.

В отношении субъекта естественной монополии, также как и в отношении органа власти, в законодательстве закреплено обязательное проведение аукциона либо торгов, причем в открытом виде, при выборе финансовой компании. «Мы много говорим о росте тарифов субъектов естественных монополий, может быть, необоснованно высоких. Правительство устанавливает раз в год единую величину тарифов к энергоносителям, к теплоносителям». В соответствии с законом, не признается монопольно высокой цена товара, установленная субъектом естественной монополии в пределах тарифа на такой товар, определенного органом регулирования естественной монополии. «Затратную часть, которую субъект естественной монополии вкладывает в те затраты, которые в конечном итоге и смотрит федеральная тарифная служба при определении величины тарифов, необходимых для промышленных предприятий, для физических лиц, можно минимизировать. Сегодня эта минимизация заключается в том, что при отборе любой финансовой компании, – страховой, кредитной, лизинговой, и орган власти, и субъект естественной монополии, обязаны проводить отбор по типу торгов либо аукционов, в открытом виде», – сказал С. Гаврилов.

Одной из наиболее значимых новаций закона является введение такого понятия, как государственная или муниципальная помощь. Согласно ст. 20 государственная или муниципальная помощь предоставляется только с предварительного согласия антимонопольного органа. «Такой порядок позволит анализировать, как оказание государственной помощи отражается на том или ином секторе услуг и производства товаров, – подчеркнул С. Гаврилов. – В законе детально регламентирована процедура получения предварительного разрешения на предоставление такой государственной помощи, а также последствия нарушения запрета на оказание государственной помощи или предоставление государственной помощи в нарушение установленного порядка и те исключения, когда наше согласие не требуется».

Исключениями являются случаи, если помощь предоставляется в соответствии с федеральным законом, законом субъекта о бюджете на соответствующий финансовый год либо нормативным правовым актом представительного органа местного самоуправления о бюджете на соответствующий финансовый год, а также за счет резервного фонда субъекта либо органа местного самоуправления.

В п. 2 ст. 19 нового закона о конкуренции закрепляются случаи, когда те или иные действия не признаются государственной или муниципальной помощью. Так, к таким действиям относятся предоставление отдельному лицу преимуществ по результатам торгов или на основании решения суда, закрепление государственного или муниципального имущества за хозяйствующим субъектом на праве хозяйственного ведения или оперативного управления и некоторые другие случаи.

Закон закрепил полномочия антимонопольного органа по контролю за ограниченными природными ресурсами: землей, лесными и водными ресурсами.

Оценивая нововведения закона, руководитель областной антимонопольной службы подчеркнул: «Произошло обновление правового инструментария по урегулированию экономических отношений, которые возникают в результате применения этого закона и которые дают возможность предупреждать, пресекать и ограничивать недобросовестную конкуренцию и монополизм со стороны как органов власти, так и хозяйствующих субъектов. Уверен, что если позиции судов и антимонопольных органов будут едины, правительство и законодатели, которые вкладывали в этот закон новые понятия, получат определенный рычаг регулирования макроэкономических процессов в нашей стране». При этом он посетовал, что антимонопольные органы не наделены функциями расследования, дознания, что собранные доказательства «помогли бы в суде квалифицировать действия как ограничивающие конкуренцию, либо злоупотребляющие доминирующим положением». В заключение, говоря о прозрачности закона, С. Гаврилов подчеркнул: «Теперь любое действие антимонопольного органа может быть оспорено в суде. С даты подачи заявления в суд решение антимонопольного органа приостанавливается».

На состоявшейся на этой неделе пресс-конференции руководители Управления ФАС России по Новосибирской области ознакомили журналистов с практикой применения новой редакции Федерального закона «О рекламе», вступившей в силу с 1 июля этого года.

Заместитель руководителя УФАС России по Новосибирской области Татьяна Лопаткина также отметила, как положительный фактор, законодательное закрепление понятийного аппарата, облегчающего применение Закона от 13.03.06г. «О рекламе», который вступил в силу с 1 июля этого года. В то же время, по ее мнению, существенных изменений в понятие «реклама» не призошло. Сфера применения закона достаточно ясна. В законе теперь четко определено, что не относится к рекламе. То, что раньше разрешалось через судебную практику, например, какая информация должна указываться на вывеске в качестве обязательной, а какая считается рекламой, – в новом законе изложено яснее. Теперь не разделяются такие требования, как достоверность, этичность, добросовестность, в законе, например, не определено, что считать неэтичной рекламой, но есть запрет на использование бранных слов, оскорбительных и непристойных образов и выражений, что также отнесено к общим требованиям к рекламе. «Раньше нельзя было распространять рекламную информацию не на русском языке за исключением зарегистрированных товарных знаков. Сейчас закон отсылает нас к законодательству о государственном языке РФ и запрещает некорректное использование иностранных слов, которое приводит к искажению рекламной информации. По-прежнему требование не распространяется на зарегистрированные товарные знаки, фирменные наименования, а также в рекламе не на русском языке должен быть адекватный перевод на русский язык», – сказала она.

Прежний закон требовал от рекламодателей и рекламораспространителей указания некой обязательной для размещения в рекламе информации. В новом – эти требования отсутствуют либо изменены. «Раннее нужно было обязательно указывать пометку «подлежит обязательной сертификации» на товаре, подлежащем сертификации. Целью этого требование было подвигнуть самого потребителя проконтролировать наличие сертификата данного товара. В новом законе не содержится требований к обязательному указанию пометки, но это нельзя считать послаблением, – подчеркнула Т. Лопаткина. – Наоборот, в новом законе содержится запрет на распространение рекламы товаров, подлежащих обязательной сертификации, в случае отсутствия такого сертификата. За нарушения такого рода будет отвечать не только рекламодатель, но и распространитель. Исполнение данного требования переносит большую часть нагрузки в части контроля и на распространителя рекламы.

В прежнем законе содержалось требование к обязательному указанию номера лицензии на лицензируемый вид деятельности. Сейчас такое указание необязательно, однако в новом законе содержится требования по запрету рекламы такого вида деятельности, если требуется получение лицензии, в случае отсутствия лицензии. Причем ответственность за нарушение возлагается и на рекламодателя, и на рекламораспространителя.

Продолжая разговор о том, «чего еще нет в новом законе, что было бы существенным изменением», Т. Лопаткина назвала требования к оферте. «Если реклама является офертой и раньше нужно было указывать в ней срок действия и за его отсутствие рекламодатель нес ответственность, то теперь закон не содержит требований к указанию срока. Новый закон говорит о том, что если реклама является офертой, то в течение двух месяцев со дня распространения она должна быть действительной. Это также накладывает дополнительную ответственность за распространение такой рекламы».

И совсем новыми, как отметила Т. Лопаткина, являются требования к рекламе при дистанционном способе продаж, где раньше было много нарушений прав потребителя. Новое требование об обязательном указании наименования и адреса рекламодателя (роль вывески) направлено на защиту потребителя.

Оценивая нововведения в рекламе товаров, для распространения которых установлены особые условия (реклама пива, табака, алкогольной продукции), Т. Лопаткина отметила, что требования к рекламе пива, действовавшие до 1 июля этого года, существенно не изменились, по-прежнему не разрешена реклама вблизи школ, больниц, музеев, театров. Реклама алкоголя теперь ограничена требованиями одного закона, а не двумя, как было раньше. По-прежнему требуется указание о вреде алкоголя. Реклама табака также ограничена, а требования близки к тем, что предъявляются к пиву.

Вместе с тем, ужесточены тредования к рекламе лекарственных средств. Запрещается указывать конкретные случаи излечения, гарантировать действие данного средства. В рекламе этого вида нужно обязательное указание на возможные противопоказания, либо на обязательную консультацию специалистов. Закон ввел жесткие требования к рекламе БАД под видом лекарства, что должно ограничить их распространение. Сегодня нельза создавать впечатление, что БАДы являются лекарством, указывать лечебные свойства, создавать впечатление о преимуществах, ссылаться на клинические испытания, поскольку они предусмотрены для регистрации этой добавки, содержать утверждения о том, что безопасность и эффективность гарантированы его естественным происхождением. Образ медицинского работника или фармацевта может использоваться только в рекламе медицинских услуг и средств личной гигиены. Т. Лопатина обратила особое внимание, что нельзя в рекламу любого товара включать процесс курения или употребления алкоголя.

Существенно изменились и стали более четкими требования к рекламе на радио и телевидении. «Ранее формулировки по ограничению частоты распространения рекламы в течение часа, бегущей строки, исчисления объема и продолжительности рекламы в течение суток были достаточно трудными для применения. Теперь в законе все эти вопросы разложены по полочкам». На сегодняшний день объем рекламы в течение часа может составлять 12 минут, с 1 января 2008 года – 9 минут, продолжительность рекламного блока внутри художественном фильме не должна превышать 4 минут. Ограничивается реклама внутри детских передачах, в зависимости от их продолжительности, а также для передач, продолжительностью менее 15 минут… Таких требований в законе много, и они понятны», – заметила Т. Лопаткина

Новый закон практически не изменил полномочия антимонопольных органов. «По прежнему мы имеем право выдавать рекламодателям, распространителям и производителям рекламы предписания, накладываем штрафы в соответствии с административным Кодексом. Новым для нас является контроль за соответствием законодательству о рекламе актов, принимаемых исполнительными органами власти. Мы наделены полномочиями по выдаче предписаний и обращению в суд с целью отмены акта, если он противоречит законодательству о рекламе.

Очень много вопросов по наружной рекламе. Почти все вопросы – получение разрешений, выдача предписаний за распространение рекламы на конструкции, на которые не получено разрешение, отданы на откуп органам местного самоуправления. Единственным вариантом вступления в эту зону антимонопольного органа является возможность подачи иска в суд с целью аннулирования выданного разрешения и в случае, если распространитель грубо и неоднократно нарушает закон о рекламе. Все остальное практически находится в компетенции органа местного самоуправления», – заключила Т. Лопаткина.

Таким образом, новый закон о рекламе вынудит рекламодателей и рекламораспространителей более ответственно относиться к потребителям. И сама реклама станет более ответственной.

Людмила Удалкина

Об издании

Новости Сибири: события, подробности, факты

16+

Сетевое издание Эпиграф.инфо
Зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 70647 от 03.08.2017 г.

Адрес

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью "МЕТРОПОЛИС-НСК" Адрес учредителя: 630015, Новосибирская обл., г. Новосибирск, пр. Дзержинского, д. 1/3, оф. 710

Адрес редакции: 630015, Новосибирская обл., г. Новосибирск, пр. Дзержинского, д. 1/3, оф. 710

Главный редактор Еренкова Ольга Николаевна

e-mail: inform@epig.ru

Правовая информация

Распространяется бесплатно. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации. При перепечатке с сайта, гиперссылка на публикацию или указание источника обязательны