Эпиграф.ИНФО

Вячеслав Моше Кантор: каким стал антисемитизм в период пандемии

Вячеслав Моше Кантор: каким стал антисемитизм в период пандемии

Это коснулось и антисемитизма, рост которого эксперты отмечают далеко не первый год, уверен Вячеслав Моше Кантор, президент Европейского еврейского конгресса (ЕЕК).

За словами Вячеслава Моше Кантора стоят факты и цифры: эксперты Центра Кантора, основанного Вячеславом Моше Кантором в 2010 году, по итогам года 2020 традиционно представили собственное исследование об уровне антисемитизма в мире. И многие тенденции нашли в этом исследовании своё отражение.

Во многом, отмечает Вячеслав Моше Кантор, характер и масштабы антисемитизма в прошедшем году были сформированы самими обстоятельствами: в новой реальности, сформированной пандемией, на сцену вышли буквально первобытные эмоции и теории, предрассудки и дезинформация, а сами проявления антисемитизма, пусть и в основном словесные, всё-таки приобрели весьма злостный характер.

Среди самых распространённых – и, пожалуй, самых возмутительных проявлений антисемитизма и Вячеслав Моше Кантор, и его коллеги считают множившиеся обвинения как евреев в целом, так и государства Израиля в частности то ли в разработке, то ли в распространении коронавируса – в честь чего многие антисемиты даже спешно переименовали его в «жидовирус». Это представление, уверены эксперты, базируется прежде всего на глубоко укоренившемся образе еврея – разносчика болезни, суеверие, которые бытовало в прошлом и, как оказалось, проявляется и в наше время. 

Карантинные меры тоже внесли свои изменения: число контактов между евреями и теми, кто желает им зла, было значительно снижено, а потому снизилось и число инцидентов между евреями и антисемитами с применением физического насилия – снизилось до уровня 2016-2018 годов, когда специалисты отмечали пусть не значительное, но всё же снижение физических преступлений на почве антисемитизма. 

Вызывающим возмущение Вячеслав Моше Кантор и его коллеги считают то, что противники вакцинации по всему миру взяли себе за правило сравнивать пандемию и условия, в которых находятся люди, с периодом Холокоста, а самих себя – с евреями, которые подвергаются гонениям и преследуются. Апогея эта идея достигла тогда, когда директора компании Pfizer Альберта Бурлу сравнили с Йозефом Менгеле за якобы эксперименты, проводимые над людьми посредством вакцины.

Говорить о снижении антисемитизма как такового всё же не приходится. Как отметил Вячеслав Моше Кантор, карантинные меры просто перевели всю деятельность людей в онлайн-формат, и антисемитизм нашёл своё отражение в информационном пространстве интернета и социальных сетей. И хотя крупные сетевые сервисы и соцсети быстро отреагировали на всплеск нетерпимости и ввели собственные ограничения на подобный контент, сами антисемитские высказывания и заявления в сети из-за пандемии были куда более угрожающими, резкими и обвинительными. Да и многие проповедники нетерпимости, столкнувшись с цензурой и удалением их контента, переместились в так называемый даркнет, где продолжают вести свою деятельность.

 

Читайте также