wrapper

В 2009 году исполняется 15 лет одному из старейших банков Новосибирска – банку «Мой Банк. Новосибирск» (ранее назывался банк «Сибирское согласие). О достижениях банка, планах и текущей ситуации на финансовом рынке рассказывает генеральный директор банка Владимир Зборовский до 22 декабря 2008 года работавший на должности вице-президента «Мой Банк. Новосибирск».

 

– Владимир Владимирович, Вы стали руководителем банка «Мой банк. Новосибирск». До этого несколько месяцев занимали должность вице-президента. Как, по-вашему, изменился банк за это время? Какие новые идеи и продукты удалось внедрить?

 

 – Я появился здесь 1 сентября прошлого года. Первое, что я сделал – это очень подробно познакомился с деятельностью банка во всех областях. Провел аудит и получил представление о его сильных и слабых сторонах. Все изменения, которые происходили дальше, этим и были обусловлены. Что удалось сделать?

 

Первое. Мы реорганизовали штат, реструктурировали ряд отделов, при этом у нас не было сокращений. Акцент был сделан на работу с клиентами, для чего было создано управление по работе с клиентами. Задачи нового управления – поиск и взаимодействие с клиентами, продвижение продуктов банка, изменение старых и внедрение новых продуктов.

 

Второе. Мы создали отдел рисков. Это справедливый шаг. В ведении отдела все риски, с которыми связан банк: и кадровые, и финансовые, и кредитные, и правовые, и риски ликвидности, процентный риск и т.д. Конечно, мы ими и раньше занимались, но в рамках других отделов. Думаю, самостоятельное подразделение даст новые идеи для развития данного направления.

 

В рамках клиентского подразделения мы заметно усилили рекламу. Кроме того, для  клиентов увеличилось  время обслуживания. С октября 2008 года мы работаем до 20 часов и с физическими, и с юридическими лицами. При этом сохраняем дату перечисления и зачисления платежей. Наши клиенты оценили эту находку, и многие уже начали этим пользоваться. Время работает на нас, чем дольше мы предлагаем эту услугу, тем больше она известна и дает нам определенное конкурентное преимущество.

 

Из конкретных продуктов внедрили систему быстрых переводов «Контакт», быстрые платежи по системе «Золотая корона» в страны СНГ, снизили до условной платы – 1000 рублей – тарифы по аккредитивам. Предложили клиентам тарифные каникулы до 3 месяцев по РКО. Расширили линейку вкладов: внедрили все вклады, что есть в головном банке и добавили свои. Сейчас банк предлагает порядка 10 вкладов для всех категорий вкладчиков.

 

Конечно, для многих мы все еще являемся фактически приватным банком, но мы будем стараться стать публичным банком. Это задача ближайшего будущего. Для этого банк намерен планомерно работать по двум направлениям: по рознице и корпоративному сектору.

 

 – Каковы планы банка по развитию на текущий год? Какие новые проекты будет пытаться реализовать «Мой банк. Новосибирск»?

 

 – Во-первых, на 2009 год мы запланировали внедрение пластикового проекта. Разумеется, это будут зарплатные проекты. Пластик без таких проектов не интересен. У нас уже есть организации, которые готовы перейти на наш зарплатный проект. На начальном этапе будем внедрять дебетовые карты, в дальнейшем перейдем и к кредитным. Эмитировать предполагается порядка 5000 карт. Во всяком случае, начать хотелось бы с этого. Какие это будут карты – VISA или Master Card – определим в ближайший месяц.

 

Понятно, что пластик невозможен без установки банкоматов. В этом году должно появиться два. Также планируем договориться о льготном обслуживании наших карт в банкоматах других банков в рамках программы сотрудничества.

 

Еще планируем открыть дополнительный офис на левом берегу и как минимум одну операционную кассу. Успешный опыт открытия операционных касс  у нас уже есть. Также у нас намечено внедрение интернет-банкинга.

 

Замечу, что реализация всех этих проектов соотнесена с нашими доходами, то есть финансировать мы их будем самостоятельно.

 

 – А чего уже удалось добиться банку в составе группы по итогам 2008 года?

 

 – Мы перешагнули через валюту баланса в миллиард. 25% роста для нас большой шаг. Более того, мы приросли в условиях кризиса. Мы не остановились, мы не спасаем положение, мы движемся вперед.

 

Доходные активы увеличились на 22%. В рамках группы у нас сегодня портфель группы увеличился на 40% – до 2 млрд руб. На 80% возрос портфель по привлечению средств физических лиц – до 2,2 млрд руб. Собственный капитал вырос на 13%. У «Мой Банк» (ООО) есть подтвержденный рейтинг агентства Moody’s (подтверждение рейтинга получили уже в 2009 году). Благодаря наличию рейтинга «Мой Банк» (ООО) допущен к участию в беззалоговых аукционах Банка России. Мы в рамках группы прошли сертификацию Системы Менеджмента организации в соответствии с международным стандартом ISO 9001:2000. Облигации нашего головного банка включены в ломбардный список Банка России, теперь под них инвесторы могут получать финансирование в Центральном банке. В период кризиса цена таких решений возрастает многократно.

 

Мы внедряем стандарты головного банка, но при этом с каждым клиентом работаем индивидуально. Мы не ограничиваем на этапе рассмотрения заявки кредитование по отраслям и готовы кредитовать даже строителей. Если предприятие само по себе эффективно, имеет портфель хороших подтвержденных заказов, в том числе и государственных, то оно может рассматриваться как заемщик. Мы работаем с ритейлерами, с заводами. У нас остались тесные взаимодействия с теми, кто учреждал этот банк. Мы этим горды и рады этому.

 

Я очень надеюсь, что процессы, которые сейчас происходят, оздоровят экономику и дадут новый импульс для роста.

 

 – Как приход федералов в акционерный капитал влияет на развитие местных банков? Какие новые возможности появляются у кредитных учреждений? Какие ограничения накладывает на дочерний банк собственник?

 

 – Я всегда расцениваю возможность поработать с другим банком, даже с родственным, как возможность получения нового опыта. Именно в процессе обмена опытом возникают новые идеи, приходит объективное понимание того, где мы находимся. Это первое. Второе. От головного банка мы получили набор уже отработанных продуктов. По ним есть накопленная статистика и понятно, как они должны отработать здесь.

 

Третье. Технологии. Мы их отрабатываем и выстраиваем процессы. Но нам еще предстоит перейти на одинаковую платформу по учету банковских операций.

 

Естественно, мы получили от головного банка финансирование, что важно, оно сохраняется до сих пор. Головной банк допущен к участию в беззалоговых аукционах Банка России, значит, и мы можем получить доступ к этим ресурсам для кредитования наших клиентов.

 

Я думаю, мы нашли здоровый компромисс для взаимодействия с головным банком. Не во всех московских банках это возможно. Наши базовые принципы совпадают с принципами нашего главного акционера. Мы получили четкие правила игры, получили продукты, внедрили их и в рамках этих продуктов работаем самостоятельно. Выживать в одиночку тяжело, лучше это делать в тандеме с хорошим сильным банком.

 

 – Кто, по-вашему, может считаться лидером банковского рынка сегодня?

 

 – Сейчас говорить о лидерстве сложно. Ситуация не позволяет четко этого сказать. На мой взгляд, банки, которые пережили 1998 год, осень 2008 года, достойны уже сами по себе. Банки, которые находятся в рабочем состоянии, уже молодцы, если при этом они объективно ведут деятельность, нормально привлекают и размещают денежные средства.

 

 – Почему сегодня выросла стоимость денег при более жестких подходах, уменьшении стоимости залогов и сокращении сроков?

 

 – Банки действуют в соответствии с экономической политикой государства. Сегодня ставка рефинансирования ЦБ поднята до 13% годовых. Рост 2% годовых за полгода. Произошло определенное обесценивание рубля к иностранным валютам. Все это вызывает необходимость поднятия ставок по рублевым ресурсам. Идет переток ресурсов в валюту. Рубль становится труднее привлекать, труднее качественно размещать. Когда банки изменили процентные ставки, они поступили справедливо. Они успели увидеть предполагаемые изменения и учли их вовремя. Это моя точка зрения. При этом кредитование в условиях кризиса заставляет банки быть осмотрительнее и корректировать стоимость обеспечения с учетом реальности. Требования ЦБ одинаковы для всех банков. Есть инструкции Банка России и кредитная политика банка, в соответствии с которыми мы должны кредитовать заемщиков, и мы их четко соблюдаем, в условиях кризиса, естественно, многие заемщики не подходят под требуемые параметры, что воспринимается ими как ужесточение требований со стороны банка.

 

 – Как банки могут помочь реальному сектору, есть ли у банков на это деньги?

 

 – Как сказал один наш известный банкир, не буду называть его имени: перестаньте рассматривать банки в качестве дойной коровы. Банки – такой же участник экономического процесса, как и любое другое предприятие. У них есть проблемы, есть достижения, есть требования ЦБ. Требования эти достаточно жесткие, пересмотреть их сейчас – ослабить подходы банков к оценке рисков.

 

Потребности реального сектора возросли, а качество заемщиков ухудшилось. Идет сжатие кредитной массы, при этом сжимаются клиентские потоки, сворачивается деятельность, сжимается экономика. Постепенно процессы войдут в норму. Никто не говорил, что будет легко, но банки сохраняют работоспособность, проходят кризис, пересматривают кредитную политику, находят возможности выдавать кредиты. Другое дело, что кредитуют в меньших объемах. Любой кризис – это поиск взаимного компромисса, устраивающего всех.

 

 – Как Вы оцениваете действия регуляторов экономического сектора в период кризиса?

 

 – Я хочу провести сравнение с ситуацией 1998 года, тогда была определенная паника. Власти долго молчали, несмотря на очевидные кризисные явления. Сегодня власти принимают адекватные меры, причем в короткие сроки. Есть четкое понимание, как действовать, нет растерянности. Необходимо было помочь банковской системе – помогли. Мы не получили лавину обиженных вкладчиков. Мы прошли острую фазу отсутствия ликвидности осенью 2008 года. Сейчас нужно выстроить политику страны в мировом экономическом пространстве. И это тоже происходит. Происходит взвешенно. Мы не видим роста курса доллара в разы. Происходит постепенный понятный рост. Мне очевидно, что со временем мы придем к тому, что курс будет снижаться по отношению к рублю. То, что делается сегодня – это протекционистские меры.

 

 – Несколько личных вопросов. Как Вы стали банкиром?

 

– Я поработал во многих банка. А началось все стандартно. В 1992 году, когда закрылся проектный институт, где я работал, встал вопрос о переходе от технической профессии проектировщика к чему-то иному. Я перевелся из НИИЖТа, где учился  на «мостах и тоннелях» в Нархоз на «финансы и кредит». Проектный институт приказал долго жить и через бюро по трудоустройству я пришел на Западно-сибирскую фондовую биржу «Веста». Проработал там три месяца и даже успел организовать успешно три чековых аукциона. Потом поступило предложение перейти в Сибирский торговый банк. Банкиры тогда «были на Олимпе», и я перешел. Я работал в управлении ценных бумаг, мне эта сфера всегда нравилась, поскольку она позволяет цивилизованно распределять и привлекать денежные средства. В 1996 году мне сделали предложение перейти в Омск-Банк и организовать представительство в Новосибирске. Там я отработал около года, основные функции – работа на бирже с облигациями. После этого поступило предложение перейти в Омскпромстройбанк. Все, что можно было, в представительстве этого банка мы наладили и развили, и в 2002 году я перешел на работу в Новосибирский филиал Росбанка. Там я познакомился с казначейскими операциями, выстроил работу Казначейства с нуля. Следующий этап моей работы в 2006 году – Банк Левобережный. Должность - Начальник управления ликвидности, т.е. по сути управление казначейских операций. За год работы мы существенно увеличили обороты казначейства и его эффективность.

 

После этого был период работы в БКС Банке, я туда пришел на должность заместителя генерального директора. Был членом Правления, основная задача – курирование Новосибирского офиса и открытие допофисов и филиалов в других городах.

 

Мне всегда нравились финансы и, когда появилась возможность устроиться в Инвестиционный Городской Банк руководителем дирекции по финансам, я ушел. Там я отработал три месяца, и мне было сделано предложение по переходу в «Мой банк. Новосибирск». Почему я этот выбор сделал – очевидно. Мне это интересно и по должности, и по состоянию банка. У банка есть история, есть интересные идеи для реализации. Здесь есть возможность воплотить основные идеи, которые сопровождали мои перемещения по банкам. А каждый банк – это школа и опыт в первую очередь.

 

 – Вы работали с разными финансовыми инструментами. Какой Вам наиболее интересен?

 

– С точки зрения инвестора, лучший инструмент – это инструмент, который при минимальном риске дает максимальный доход. Мне очень интересен срочный рынок. Рынок деривативов дает колоссальные возможности. Нынешняя действительность охладила интерес к этому рынку. Но я думаю, срочный рынок, рынок фьючерсных и опционных инструментов сохранится и в будущем позволит выстраивать безрисковые стратегии, в том числе и банкам.

 

 – В должности генерального директора планируете задержаться?

 

– Я не загадываю. Я прекрасно понимаю, что у каждого человека есть своя планида. Ничего случайного в этой жизни нет. Все опорные точки, которые человеку суждено пройти, он пройдет. Надо только вовремя понять, когда необходимо сделать такой шаг.

 

Если получиться работать здесь всю жизнь, и мне это будет интересно, я готов остаться.

 

Я поработал во многих банках и в каждом из них что-то получил, опыт профессиональный, коммуникативный, человеческий… Конечно, у меня есть определенные амбиции. Мне хотелось бы и дальше профессионально расти.

 

 – Какие личные качества помогают Вам в работе, какие мешают?

 

– Заметил, что со временем становлюсь более коммуникабельным. Я уже многому научился, но есть чему учиться и дальше. Я не в конце пути, есть еще простор для совершенствования. Знаю точно, что я волевой человек. Пример? Я бросил курить. Если нужно ввести ограничения для себя, я их ввожу и нахожу даже некое наслаждение в том, что могу это сделать.

 

Сейчас такое время, что приходится работать больше и возможно сотрудники ощущают какое-то давление, когда я хочу получить результат быстрее, чем это возможно на самом деле. Надеюсь, они относятся к этому с пониманием. Главное, в нашем коллективе все привыкли к тому, что их уважают и слышат, и мы этот принцип сохраняем.

 

 – Какой Вы руководитель?

 

 – Я с третьего класса занимался волейболом и знаю, что такое работать в команде. Поэтому стиль руководства, который я стараюсь транслировать сотрудникам – командный. Я готов выслушать любое мнение, готов делегировать необходимые полномочия руководителям подразделений, готов принимать решения коллегиально. Если же какое-то решение я принял единолично, то никогда не буду его насаждать. Напротив – постараюсь, руководствуясь логикой, убедить сотрудников в правильности этого решения и объясню почему.

 

 – Была ли необходимость приводить в «Мой банк. Новосибирск» с собой команду или Вы работаете с тем коллективом, который уже сложился в банке?

 

 – Нет. Я никого собой не привел. Те люди, которые сейчас работают в банке, отвечают требованиям, предъявляемым банку. Потребности перетаскивать команду из банка в банк я не вижу. Возможно, со временем в нашу команду может влиться кто-то из тех, с кем я работал, но цели такой у меня нет. У нас очень работоспособный сплоченный коллектив. Что важно, это даже наши клиенты замечают. Они считают, что для банка очень важна нормальная рабочая атмосфера, без конфликтов, где коллектив работает, как единый живой организм.

 

 – Как Вы проводите свой досуг? Удается ли читать? Какую литературу предпочитаете?

 

 – Сейчас уже реально ощущается дефицит времени. И это минус. А так…

 

Я очень люблю свою семью, в ней я по-настоящему отдыхаю. И если есть свободное время – приоритет общение со своими близкими.

 

Я очень люблю друзей. Дружба – это одно из самых святых чувств на земле. У нас большая компания, мы праздники отмечаем вместе, отдыхаем…

 

Я очень люблю путешествия. Причем путешествия не организованные, а так, чтобы ехать без предварительного прокладывания маршрута. Это позволяет узнать жизнь страны изнутри. Мы так уже съездили в Германию, во Францию. Везде, где есть такая возможность, мы стараемся вырваться и увидеть что-нибудь незапланированное.

 

Я люблю региональные поездки. Мне очень понравился Томск. Обязательно хочу съездить туда еще раз.

 

Я люблю поездки на Алтай… Вообще, активный туризм – это хобби. Мы и на горных лыжах ездим, и на коньках катаемся, и в волейбол я играю. Офисная жизнь заставляет двигаться больше.

 

Что касается литературы, то нравится фэнтези, поэзия. Очень люблю Есенина. Но целенаправленно библиотеку не собираю. Читаю электронные книги, хотя если книга понравилась, то у меня она обязательно будет.

 

 – Где, по-вашему, можно отдохнуть от бизнеса – или банковский бизнес требует неусыпного внимания руководителя, особенно сейчас, в период экономического кризиса?

 

– Если не глобально, то лучший отдых – семья. Я прихожу домой и релаксирую, наслаждаюсь процессом взаимоотношений. Если глобально, то лучше уехать и чем дальше, тем лучше. Только полнейшая смена обстановки позволяет отвлечься. Но на нынешнем этапе, я думаю, так отвлечься уже не получится. Должность будет требовать постоянного возвращения к работе.

Об издании

16+

Сетевое издание Эпиграф.инфо
Зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 70647 от 03.08.2017 г.

Адрес

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью "МЕТРОПОЛИС-НСК"
Адрес учредителя 630091, Новосибирская обл., г. Новосибирск, ул. Державина, д. 28, оф. 604
Адрес редакции 630091, Новосибирская обл., г. Новосибирск, ул. Державина, д. 28, оф. 604
Главный редактор Еренкова Ольга Николаевна
Телефон редакции: (383) 210-51-50, 211-96-00,
e-mail: inform@epig.ru

Правовая информация

Распространяется бесплатно. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации.