wrapper

Россия вступила в ВТО. Едва ли не самыми протекционистскими обязательствами России эксперты называют обязательства в сфере бухгалтерских и аудиторских услуг. Даже в сверхпатриотичном Китае предусмотрено значительно меньше ограничений для иностранных игроков. В частности, Россия вправе запретить иностранцам осуществлять деятельность через представительства, а еще может потребовать, чтобы не менее 75 % штата аудиторской организации, возглавляемой иностранцем, составляли граждане РФ. Однако новосибирские участники рынка полагают, что пока в России не появятся местные игроки в области аудита и бухучета, чей авторитет признан за границей, зарубежные компании на этом рынке будут чувствовать себя свободно. Коллегия адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» проанализировала обязательства РФ по вступлению в ВТО в сфере бухгалтерских и аудиторских услуг. Из анализа следует, что Россия вправе запретить иностранным лицам из членов ВТО осуществлять коммерческую деятельность в России через представительства или некоммерческие организации. Что касается присутствия в России физических лиц, то Россия, по соображениям иммиграционной и визовой политики, сохранила за собой право вводить для иностранных физических лиц любые ограничения, за исключением следующих: 1. Внутрифирменный перевод. В отношении внутрифирменного перевода срок временного въезда и пребывания физических лиц, не являющихся гражданами России и въезжающих с целью: а) поставки услуг посредством коммерческого присутствия на территории России, установлен максимум в 3 года (с возможным продлением) при условии, что указанные физические лица: рассматриваются в качестве ключевого персонала; временно переведены в коммерческое присутствие, созданное на территории России в форме дочерней, зависимой компании или филиала юридического лица другого члена ВТО, осуществляющего данный внутрифирменный перевод, которые эффективно вовлечены в предоставление соответствующих услуг на территории России; были наняты юридическим лицом другого члена ВТО, осуществляющего данный внутрифирменный перевод, не менее чем за 1 год до такого перевода; б) представления интересов юридического лица другого члена ВТО, осуществляющего данный внутрифирменный перевод, посредством представительства на территории России, установлен максимум в 3 года (с возможным продлением) при условии, что такие физические лица: занимают должность руководителя представительства или работают в качестве старших менеджеров представительства юридического лица другого члена ВТО, осуществляющего данный внутрифирменный перевод; временно переводятся в представительство в России; были наняты юридическим лицом другого члена ВТО, осуществляющего данный внутрифирменный перевод, не менее чем за 1 год до такого перевода. В отношении внутрифирменного перевода в представительство общее число физических лиц (включая руководителя представительства) не должно превышать 5‑ти, а в отношении банковской деятельности – не должно превышать 2‑х. В этом контексте под ключевым персоналом понимаются следующие категории физических лиц: лица, работающие на старших позициях в указанном коммерческом присутствии (дочерняя, зависимая компания или филиал), которые главным образом осуществляют управление таким коммерческим присутствием под общим наблюдением или руководством преимущественно совета директоров, акционеров или их эквивалента; лица, работающие в указанном коммерческом присутствии (дочерняя, зависимая компания или филиал) и обладающие высоким уровнем квалификации и / или незаурядными знаниями, необходимыми для оказания услуг таким коммерческим присутствием. Главным бухгалтером или лицом, осуществляющим его функции, может быть только физическое лицо, постоянно проживающее на территории России и имеющее российский квалификационный аттестат профессионального бухгалтера. 2. Деловые посетители. Срок максимум 90 дней включительно установлен в отношении временного въезда и пребывания на территории России физических лиц, не являющихся российскими гражданами, с целью: представления иностранного поставщика услуг на переговорах по поставке услуг; учреждения коммерческого присутствия поставщика услуг другого члена ВТО; при условии, что указанные лица не будут заняты в прямых поставках упомянутых услуг или поставлять эти услуги сами. Обязательства России в отношении аудиторских и бухгалтерских услуг являются весьма неблагоприятными для иностранных лиц из других членов ВТО, предупреждает старший юрист коллегии «Муранов, Черняков и партнеры» Екатерина Горяинова. При этом действующее российское регулирование данной сферы на настоящий момент не содержит всех тех ограничений, требований и изъятий, которые предусматриваются обязательствами России. Исходя из содержания рассмотренных выше обязательств России в их сравнении с действующим сегодня в России регулированием, не исключено, что после вступления России в ВТО потребуется корректировка такого регулирования, поскольку оно не содержит всех тех ограничений, требований и изъятий, которые могут быть в нем предусмотрены с учетом принятых Россией обязательств. Такая корректировка может носить существенный характер. Некоторые из предусматриваемых Россией ограничений уже содержатся в действующем законодательстве. Например, ограничение, связанное с организационно-правовой формой юридического лица аудиторской организации: «коммерческая организация может быть создана в любой организационно-правовой форме, за исключением открытого акционерного общества, государственного или муниципального унитарного предприятия» (п. 2 ст. 18 Федерального закон от 30 декабря 2008 г. № 307‑ФЗ «Об аудиторской деятельности»). После вступления России в ВТО изменения данного положения не потребуются. Кроме того, Россией могут быть установлены любые ограничения оказания иностранными лицами из других членов ВТО аудиторских услуг трансграничным способом (потребитель в одной стране, а поставщик услуги – в другой) в отношении обязательного аудита (см. п. 3.3.3 и п. 3.4.5 настоящего обзора). На данный момент российское законодательство подобных ограничений не содержит. С учетом обязательств России по рассматриваемым услугам положения подп. 2 п. 2 ст. 18 Федерального закон от 30 декабря 2008 г. № 307‑ФЗ «Об аудиторской деятельности»: «численность аудиторов, являющихся работниками коммерческой организации на основании трудовых договоров, должна быть не менее трех», могут быть скорректированы применительно к предусматриваемому Россией ограничению «не менее пяти аудиторов, имеющих квалификационных аттестат, должны состоять в штате аудиторской организации». Кстати, ранее действующее законодательство подобное требование уже содержало (ст. 4 Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 119‑ФЗ «Об аудиторской деятельности»), но было изменено Федеральным законом от 30 декабря 2008 г. № 307‑ФЗ. Кроме того, могут быть скорректированы положения ст. 11 Федерального закон от 30 декабря 2008 г. № 307‑ФЗ «Об аудиторской деятельности»: «1. Квалификационный аттестат аудитора выдается саморегулируемой организацией аудиторов при условии, что лицо, претендующее на его получение (далее – претендент): …2) имеет ко дню объявления результатов квалификационного экзамена стаж работы, связанной с осуществлением аудиторской деятельности либо ведением бухгалтерского учета и составлением бухгалтерской (финансовой) отчетности, не менее трех лет. Не менее двух лет из последних трех лет указанного стажа работы должны приходиться на работу в аудиторской организации», в свете предусматриваемого Россией в своих обязательствах требования к стажу – «не менее 3‑х лет из последних 5‑ти лет по экономической или юридической специальности». Требования к составу штата аудиторской организации, предусмотренные обязательствами России, такие как: «не менее 50 % штата аудиторской организации должны составлять лица, постоянно проживающие в Российской Федерации»; «не менее 75 % штата аудиторской организации, возглавляемой иностранным лицом, должны составлять граждане Российской Федерации», также ранее действующим законодательством предусматривались (ст. 4 Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 119‑ФЗ «Об аудиторской деятельности»), однако в действующем регулировании отсутствуют. Не исключено, что исходя из содержания обязательств России по вступлению в ВТО, такие требования могут быть вновь введены в действующее регулирование. Также могут быть внесены коррективы в положения Федерального закона от 6 декабря 2011 г. № 402‑ФЗ «О бухгалтерском учете» (вступает в силу с 1 января 2013 г.) в части установления требования к руководителю организации, оказывающей услуги в области бухгалтерского учета, – в свете принимаемых Россией обязательств занимать такую должность «могут только лица, временно или постоянно проживающие на территории Российской Федерации». Аналитики отмечают, что право ВТО не препятствует России вводить в будущем какие‑либо квалификационные требования к иностранным лицам, оказывающим рассматриваемые услуги (образование, стаж работы их сотрудников и т. д.). Однако введение таких требований должно иметь место только одновременно как для иностранных лиц из членов ВТО, так и российских лиц. Содержание таких обязательств для иностранных поставщиков аудиторских и бухгалтерских услуг является достаточно неблагоприятным, констатирует Екатерина Горяинова. Так, в частности, в Китае предусмотрено значительно меньшее количество ограничений. Единственное ограничение касается третьего способа поставки (типа коммерческого присутствия): «деятельность партнерств или объединенных аудиторских (бухгалтерских) фирм ограничена деятельностью Сертифицированных присяжных бухгалтеров, лицензию которым предоставляют китайские власти». Кроме того, предусмотрено дополнительное обязательство: «иностранным фирмам разрешается присоединение к китайским фирмам и заключение договоров с аффилированными фирмами из других членов ВТО. После вступления в ВТО в отношении фирм, которые уже были допущенным на рынок, будет предоставлен национальный режим». Примечательно, что Бразилия отказалась принимать на себя обязательства по первому (трансграничному), второму и четвертому способам поставки услуг во втором и третьем столбцах. В отношении возможности коммерческого присутствия Бразилия предусмотрела следующее: «участие нерезидентов в юридических лицах, контролируемых бразильскими гражданами, не допускается. Иностранный поставщик услуг не должен использовать свое иностранное название [фирменное наименование], но может уступить его бразильским специалистам, которые будут представлять и осуществлять полноценное участие в новом юридическом лице на территории Бразилии». Таким образом, Бразилия, по сути, полностью закрыла доступ на рынок аудиторских и бухгалтерских услуг для иностранных лиц из других членов ВТО. Индия вообще отказалась принимать на себе какие‑либо обязательства применительно к сфере аудиторских и бухгалтерских услуг. ЮАР также отказалась принимать на себя обязательства по первому, второму и третьему способам поставки аудиторским и бухгалтерским услуг. Вместе с тем, в отличие от других стран БРИКС, по третьему способу поставки ЮАР не установила каких‑либо ограничений, предусмотрев лишь требование о наличии гражданства для прохождения аккредитации применительно к национальному режиму. Соответственно, принимая во внимание опыт зарубежных стран, нельзя не отметить, что позиция России, последуй она примеру Бразилии или Индии, могла бы быть еще более жесткой. Принятые Россией на себя обязательства в сфере аудиторских и бухгалтерских услуг хотя и открывают доступ иностранным поставщикам в такие сферы, однако предусматривают возможность введения целого ряда серьезных ограничений: наем российского персонала, наличие аттестатов аудитора и / или бухгалтера, полученного в соответствии с законодательством РФ, учреждение юридического лица в России и т. д. Часть из таких требований / ограничений уже содержится в действующем законодательстве, оставшаяся часть, предусматривающая более жесткие требования, может быть введена в будущем. Кроме того, на текущий момент с учетом принятого федерального регулирования о консолидированной финансовой отчетности, работе Правительства России по признанию на территории России международных стандартов и применению в сфере крупного бизнеса МСФО на добровольной основе параллельно с российскими стандартами, Россия находится на пути перехода с национальной (крайне специфической) системы ведения бухгалтерского учета на общепринятые МСФО. Этот процесс долгий и постепенный. В этой связи участниками рабочей группы по присоединению России к ВТО высказывались даже чересчур категоричные суждения о том, что «отсутствие совместимости систем бухгалтерского учета не позволит поставщикам услуг получить доступ на рынки, который согласилась предоставить Россия». «Однако это далеко не так, – говорится в обзоре «Муранов, Черняков и партнеры». – Сфера рассматриваемых услуг является весьма интересной и прибыльной для иностранных лиц из членов ВТО. Поставщики таких услуг, как известно, уже давно присутствуют на российском рынке, и несомненно то, что на нем продолжат появляться новые иностранные «игроки», что постепенно приведет к усилению конкуренции. Но появляться такие «игроки» будут не быстро, и, учитывая потребности крупных (в том числе трансграничных) российских компаний по ведению бухгалтерского учета и по российским, и по международным стандартам, они будут стараться работать с крупным бизнесом. Не исключено, что по мере завершения процесса перехода России на МСФО постепенно будет расширяться и география присутствия иностранных поставщиков рассматриваемых услуг, что усилит конкуренцию в данной сфере и может сказаться на прибыльности российских аудиторских и бухгалтерских компаний». «Иностранные компании, предоставляющие услуги в сфере аудита и бухучета смогут занять существенную долю рынка и получить значительную часть клиентов, из числа тех компаний, которые хотят соответствовать международным стандартам отчетности и выйти на мировой рынок, – полагает директор новосибирской ЮК «Авеста» Борис Кладов. – Пока в России не появятся местные игроки в области аудита и бухучета, чей авторитет признан за рубежом, иностранные компании на этом рынке будут чувствовать себя достаточно свободно». НЕСООТВЕТСТВИЯ МЕЖДУ АНГЛИЙСКИМ И РУССКИМ ТЕКСТОМ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ РОССИИ В тексте обязательств России на английском языке применительно к аудиторским услугам используется фраза «licensed to perform auditing activity», которая дословно переводится как «имеющим лицензию на осуществление аудиторской деятельности». Аналогичный перевод содержится и в тексте обязательств России на русском языке, размещенном на http://www.wto.ru / documents. asp? f=docs&t=14. Проект обязательств России по вступлению в ВТО готовился более 10 лет, и не исключено, что первоначально данный термин был использован именно в связи с тем, что на тот момент аудиторская деятельность в России подлежала лицензированию. С 1 января 2010 г. лицензирование аудиторской деятельности в России было отменено, а точнее заменено на иной порядок получения права доступа на рынок аудиторских услуг (через членство в соответствующих саморегулируемых организациях). Вместе с тем, термин «license» может иметь и иные значения, в том числе «разрешение на что‑либо», «право», «дозволение» и т. п. Поэтому и лицензия, и членство в саморегулируемых организациях ― все это ни что иное, как разные способы регулирования государством процедуры предоставления права на осуществление аудиторской деятельности. В связи с этим не следует искать в указанной в обязательствах формулировке несоответствий российскому законодательству и / или юридической безграмотности составителей текста. При толковании слова «лицензия» нужно понимать, что речь идет не собственно о лицензии как об одной документе, а о необходимости получения какого‑либо разрешения в соответствии с национальным законодательством на право осуществления аудиторской деятельности. Елена Богданова

Об издании

16+

Сетевое издание Эпиграф.инфо
Зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 70647 от 03.08.2017 г.

Адрес

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью "МЕТРОПОЛИС-НСК"
Адрес учредителя 630091, Новосибирская обл., г. Новосибирск, ул. Державина, д. 28, оф. 604
Адрес редакции 630091, Новосибирская обл., г. Новосибирск, ул. Державина, д. 28, оф. 604
Главный редактор Еренкова Ольга Николаевна
Телефон редакции: (383) 210-51-50, 211-96-00,
e-mail: inform@epig.ru

Правовая информация

Распространяется бесплатно. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации.