wrapper

В канун профессионального праздника – Дня работника налоговых органов РФ – мы побеседовали с руководителем Управления ФНС России по Новосибирской области Георгием Жигульским об особенностях налогового администрирования в условиях финансового кризиса

Налоговикам области приходится в своей работе находить «золотую середину»: с одной стороны – принимать меры по увеличению доходной части бюджетов, с другой – сохранить налогоплательщика.

– Георгий Викторович, какова ситуация с поступлением налоговых платежей в бюджеты различных уровней, удастся ли до конца года повлиять на негативные тенденции этого года?

– В 2009 году мы планируем мобилизовать в бюджеты всех уровней налоговые поступления, включая платежи во внебюджетные фонды, в объеме 117,5 млрд руб., что на 3% ниже уровня прошлого года. Мы считаем, что это неплохой результат, особенно с учетом ситуации с налоговыми поступлениями у наших соседей, по ним финансовый кризис ударил гораздо сильнее – Кемеровская, Иркутская области снизили объемы поступлений более чем на 20%. Это, конечно, связано с тем, что экономика этих регионов достаточно узко направлена, а металлургии, угледобычи кризис больше всех и коснулся. Особенностью экономики нашей области является ее диверсифицированность, достаточно высокий удельный вес рыночных услуг в структуре общего оборота организаций. Ни на переработке, ни на оптовиках кризис сильно не сказался, учитывая, что у Новосибирска удобное географическое положение и так или иначе товаропоток с запада на восток нас не минует. Поэтому значительного снижения поступлений, как в соседних регионах, у нас не произошло. Нет у нас такой отрасли и таких налогоплательщиков, которые при резком снижении поступлений налогов привели бы к коллапсу бюджета области. Тем не менее сейчас мы отстаем от уровня прошлого года на 8%, но планируем, что сократим это отставание до 3%, т. е. соберем на 3% меньше, чем в прошлом году.

Что касается собственно областного бюджета, то он тоже у нас выполняется, хотя мы знаем, что областной бюджет вынужден был пойти на оптимизацию своих расходов. А вот у муниципальных образований картина не такая радужная – мы пока выполняем эти назначения в среднем на 95%. Причина здесь известна – основными источниками бюджетов муниципальных образований является НДФЛ, отчисления единого налога на вмененный доход, УСН, земельный налог и налог на имущество физических лиц. НДФЛ сегодня собирается на уровне прошлого года – на сегодня его поступления по области в целом от уровня прошлого года составляют 98% и 96% – по городу Новосибирску. Но надеемся, что муниципалитеты активно используют свое право получения неналоговых доходов и как-то будут компенсировать тот недобор, который сегодня есть по налоговым платежам.

– За счет каких мер налоговики планируют «подтянуть» налоговые поступления?

– За счет улучшения качества администрирования. Если в докризисный период уплачиваемость налогов (есть у нас такой критерий, который измеряется соотношением сумм уплаченных налогов к сумме начисленных) составляла 99,8-99,9%, то сегодня – от 92 до 94%. Поэтому будем работать в этом направлении. В первую очередь улучшим работу по взысканию задолженности по текущим платежам.

В прошлом году, когда все почувствовали начало кризисных явлений, Федеральная налоговая служба издала приказ, который обязывает нас очень жестко подходить к вопросу бесспорного взыскания задолженности. Если Налоговый кодекс позволяет в течение длительного срока выставлять требования по уплате налогов и инкассовые поручения, то этот приказ нас серьезно ограничил и все сроки сократились до 5-10 дней. Соответственно предприятия почувствовали наше повышенное внимание. В этом нам здорово помогают наши информационные ресурсы. Кстати, налоговые органы сегодня – одни из самых активно использующих программные средства.

– Расскажите об этом подробнее.

– У нас очень хороший программный продукт. Он позволяет нам в определенном режиме при наступлении сроков уплаты автоматически распечатывать и рассылать требования об уплате налогов. И также автоматически идет распечатка и вручение в банки инкассовых поручений, приостановление операций по счетам и т. п. Поэтому если у предприятия есть задолженность, оно может быть уверено, что требование об уплате налогов ему придет точно.

Недавно в промышленную эксплуатацию запущен сервис «Личный кабинет налогоплательщика», дающий возможность любому юридическому и физическому лицу, имеющему пароль и ключ, получить в интерактивном режиме полную информацию о себе как о налогоплательщике – это и начисления, и состояние лицевого счета, и сведения о своей задолженности перед бюджетом на территории всей России. Такую информацию сегодня имеют возможность получать юридические лица, сдающие отчетность по телекоммуникационным каналам связи; примерно треть наших компаний, в первую очередь крупных, пользуются этим сервисом.

До конца года, думаю, мы его отработаем, и у налогоплательщиков, прежде всего физических лиц, появится возможность видеть свою задолженность по налоговым платежам.

– В сегодняшних условиях снижение экономических показателей – закономерное явление. Учитывают ли это налоговые органы в своей работе?

– Действительно, товарооборот значительно упал, у большинства предприятий обороты по реализации упали, безусловно. Но, к счастью, в прошлом году в области появились новые, достаточно серьезные юридические лица, и их налоговая нагрузка проявилась в 2009-м, что несколько снивелировало падение поступлений по другим источникам доходов. У нас появились алкогольный завод в Кольцово, пивные компании, вводятся в эксплуатацию торговые центры типа «Метро» и т. п. Они дают приличные платежи по налогу на имущество организаций за счет большой налогооблагаемой базы и, безусловно, за счет своих штатов работников – НДФЛ и ЕСН. Что касается прибыльности, то ситуация очень сложная. У нас в 2 раза уменьшилась налогооблагаемая база прибыли по сравнению с прошлым годом. Даже снижение ставки с 24 до 20% не принесло таких проблем, как само снижение налогооблагаемой прибыли. Финансовый сальдированный результат – прибыль минус убытки, если сложить результат вместе, не достиг 50% от прошлого года. Безусловно, доля налога на прибыль, который был для субъектов бюджетообразующим, в общем объеме поступлений значительно упала. Как раз задача наших комиссий по убыточным и низкорентабельным предприятиям – понять, действительно ли здесь сказался кризис, либо предприятия, пользуясь таким «замечательным» понятием, как кризис, сознательно завышают свои расходы, либо «рисуют» дополнительные расходы, которые помогают им минимизировать налог на прибыль.

Зачастую происходит именно так – в стране кризис, а у нас вроде ничего, прибыль появляется, так давайте мы тут подрисуем, как будто нам оказали одну услугу, другую, уменьшим прибыль, раз у всех плохо, так и у нас не лучше, по крайней мере, по документам.

– А если такие расходы в действительности были?

– По Налоговому кодексу, если мы не можем доказать, что налогоплательщик не прав, значит, он прав заранее. К счастью, у нас есть презумпция невиновности.

На самом деле ситуация четко регламентирована Федеральной налоговой службой. Сегодня Службе удалось реализовать проект автоматизированного включения в план выездной проверки того или иного субъекта. Программа позволяет провести автономный отбор налогоплательщиков по тем или иным критериям риска – они у нас перечислены в Концепции планирования выездных налоговых проверок, плюс для себя мы используем ряд показателей финансово-хозяйственной деятельности, где оцениваем риски, и видим, где есть вопросы для исследования. Просто так выйти на проверку любого юридического лица или предпринимателя сегодня невозможно, план проверки утверждается за год, внесение корректив возможно, но это сложная процедура. Тем самым мы в принципе исключаем возможность субъективного подхода при проведении проверки – изначально при включении в план. Сейчас как раз у нас завершается этап формирования и защиты плана выездных проверок на следующий год, к 1 декабря мы уже сформируем единый план и представим его ФНС. Поэтому от нас требуют очень качественого проведения выездной проверки, и уж если мы включили ее в план, значит, у нас были для этого основания.

– Как часто налоговики сейчас выходят на выездные проверки?

– ФНС нацеливает нас проверять не менее 1,5% налогоплательщиков в год. Можно понять, что мы не можем проверить каждого, с учетом количества наших налогоплательщиков для этого понадобится 75 лет. Очевидно, что большинство налогоплательщиков выходят из нашего контроля, потому что просто физически мы не можем проверить каждого. Поэтому мы очень жестко подходим к формированию плана, смотрим ситуацию за год, два, три, скажем, объем реализации вырос, налоговые платежи – нет, и т. д. Критериев очень много. В нашей области мы проверяем полпроцента в год только потому, что наша область – третья в России – после Москвы и Санкт-Петербурга – по количеству юридических лиц, приходящихся на одного налогового работника.

– Появились ли в вашей контрольной работе новые проблемы в связи с сегодняшней ситуацией?

– Мы сейчас констатируем, что налоговая дисциплина ухудшилась. 229 тыс. инкассововых поручений, которые мы выписали, – это столько, сколько у нас на учете юридических лиц. К сожалению, налогоплательщики стали ждать получения требования об уплате налога, чтобы заплатить ту сумму, которая числится по нашим данным в его лицевом счете. Раньше, как вы помните, предприятия сами уплачивали налог, исчисленный по декларации.

Кроме того, мы обрабатываем полный информационный массив сколько бы ни причиталось к уплате в бюджет – 50, или 100 руб., или миллион, программа все это формирует автоматически. Но на самом деле из этих ста рублей складывается приличная сумма. К примеру, у нас до 70% налогоплательщиков – физических лиц имеют налоговые начисления до 100 руб. Сама себестоимость нашей работы по вручению физическим лицам налоговых уведомлений по налогам на имущество, земельному, транспортному, с учетом разных сроков их уплаты, составляет 93 руб. Получается, что наша работа не всегда рентабельна, хотя бюджеты муниципальных образований ее результаты чувствуют, т. к. мы несем затраты по рассылке уведомлений из федерального бюджета, а деньги поступают уже в местные бюджеты.

Хотя недавно мэрия города Новосибирска и Горсовет облегчили нагрузку на физических лиц, освободив от уплаты налога собственников имущества стоимостью до 50 тыс. руб. Это тоже большой пласт налогоплательщиков, и нам они работу безусловно облегчили.

Кстати, эта ситуация характерна для всех регионов, и сейчас рассматривается проект о введении единого налогового уведомления по налогам, уплачиваемых физическими лицами.

– Как в нынешних условиях работают «убыточные» и «зарплатные» комиссии, изменились ли приоритеты? Кого сегодня вызывают на «ковер»?

– Все уже наслышаны о работе наших комиссий по легализации заработной платы и по работе с убыточными предприятиями. Мы продолжаем активно работать – почти 4 тыс. руководителей предприятий заслушано и это, на наш взгляд, привело к неплохим результатам. Цель этих комиссий не наказать кого-то, хотя если будет дополнительная информация о том, что у проблемного налогоплательщика зарплата либо вообще отсутствует, либо ниже прожиточного минимума, мы посмотрим, в чем причина. Эффект от работы комиссий очень хороший – 876 работодателей повысили заработную плату, в том числе 280 – до уровня средней по виду экономической деятельности. Мы просим, уважительно просим, чтобы предприятия ушли от применения «серых схем». В результате более 30% предприятий из числа убыточных и низкорентабельных представили уточненные декларации и уменьшили убытки на 790 млн руб., отразили даже прибыль и заплатили 9 млн руб. налога на прибыль.

Эту работу мы не просто не останавливаем, задача стоит в следующем году придать новый импульс работе этих комиссий, поскольку, к сожалению, многие работодатели стали пользоваться неким способом негласного кредитования своих предприятий за счет неперечисления НДФЛ, который они уже удержали при выплате заработной платы своих работников. Есть такие крупные и достаточно уважаемые в городе и области предприятия, которые удержали десятки миллионов рублей налога с работников и не перечислили в бюджет.

– Как вам удается выявлять таких налоговых агентов, ведь по НДФЛ они не представляют промежуточных отчетов?

– К несчастью для бюджетов муниципальных образований, для которых НДФЛ является основным бюджетообразующим источником, по этому налогу не предусмотрена форма налоговой деклараций, поскольку плательщиками являются физические лица, а предприятия выступают в роли налоговых агентов. Поэтому в лицевых счетах юридического лица не проводятся начисления по НДФЛ. А раз нет начислений, мы не имеем права выставить ни требования, ни инкассовые поручения. Тем самым все рассчитывают на добросовестность работодателя.

Выявляем же расчетным путем, по отчетам по взносам на обязательное пенсионное страхование. Делаем расчет по фонду оплаты труда и направляем обычное письмо, с требованием оплатить задолженность по НДФЛ. В лицевой счет она попадает после проведения выездной налоговой проверки. Но такое количество выездных проверок мы просто не в силах провести. Сегодня Концепция проведения выездных налоговых проверок так построена, чтобы мы выходили на те предприятия, о которых мы имеем данные о нарушении налогового законодательства. Безусловно, неперечисление в бюджет НДФЛ – это тоже налоговое нарушение, оно влечет за собой начисление пени, которая расчитывается исходя из 1/300 ставки рефинансирования Центробанка. Ставка сегодня меньше 10%, соответственно, дешевле сегодня не платить налог и кредитоваться, чем брать кредит в банке для погашения налога. Увы, многие сегодня этим пользуются. Мы выявили более 400 млн руб. такой задолженности – удержанной, но не перечисленной в бюджет. Безусловно, ее гасят, поскольку мы ее выявили. Я знаю, что губернатор и мэр города Новосибирска очень жестко относятся к этому, мы ежемесячно даем им списки таких неплательщиков, и их заслушивают на комиссиях по работе с задолженностью, которые работают на постоянной основе при администрациях области, города и районов области.

– Есть ли основания говорить о массовом банкротстве предприятий?

– Всего в этом году мы инициировали 61 исковое заявление о банкротстве, остальные из 144 поступивших в арбитражные суды инициировали либо кредиторы, либо сами предприятия. Резкого роста по сравнению с прошлыми годами нет. По физическим лицам в этом году мы подали в суды 101 тыс. исковых заявлений о взыскании задолженности – это на уровне прошлого года.

Итог же «финансового оздоровления» – в кавычках – в бюджет поступают какие-то единицы процентов, в этом году – 63 млн руб., в прошлом – 8 млн. Исчезает налогоплательщик, исчезает сам по себе работадатель и возникают связанные с этим проблемы.

– Как считает главный налоговик области – выживет ли малый бизнес?

– Сегодня государство очень много сделало для того, чтобы выжил. Все знают об известном законе об ограничении проверок малого бизнеса. На мой взгляд, он действует – все плановые и неплановые проверки организаций различными ведомствами теперь утверждает прокуратура.

– Но этот закон не распространяется на налоговые проверки...

– Налоговые проверки не попали в сферу действия этого закона, но это и так правильно. Я уже отметил, что мы проверяем – не более 0,5% налогоплательщиков в год. Большинство малых предприятий работает либо на УСН, либо на ЕНВД. «Вмененщиков» недавно освободили от применения контрольно-кассовой техники. Чаще всего они страдали от наших контрольных функций по порядку исполнения закона о применении ККТ. Сегодня мы негласно поручили своим нижестоящим налоговым инспекциям перестать ходить с проверками порядка применения ККТ предпринимателями, которые находятся на «вмененке». По крайней мере мы выходим на проверки, если поступили жалобы – либо от покупателей, либо от правоохранительных органов. У нас сегодня много людей, которые занимают активную социальную позицию и пишут соответствующие жалобы и обращения.

– Какую долю поступлений обеспечивают малые предприятия? Сколько среди них плательщиков УСН, ЕНВД, ПБЮЛов? Какова средняя налоговая нагрузка?

– Хотя на малый бизнес делают ставку и правительство и президент, к сожалению, доля поступлений в бюджет от малого бизнеса не так велика. Для примера, более 45% налогоплательщиков нашей области находятся на спецрежимах – почти половина из всех стоящих на учете. У нас около 220 тыс. хозяйствующих субъектов – 155 тыс. юридических лиц и 66 тыс. индивидуальных предпринимателей, более 100 тыс. применяют различные специальные налоговые режимы. Почти 21% – это УСН, 24% – вмененка, и менее 1% ЕСХН.

За 2008 год поступления от налогоплательщиков, применяющих спецрежимы, составили немногим более 4,4 млрд руб. Таким образом, средняя налоговая нагрузка на каждого из них составила около 44,2 тыс. руб. в год, а среди них: на «упрощенцев» – около 60 тыс. руб., на плательщиков ЕНВД – около 31 тыс. руб., ЕСХН – около 22 тыс. руб. Доля поступлений от всех спецрежимников в общем объеме налоговых платежей составляет около 5%.

На самом деле эти режимы сегодня настолько комфортны, что уж куда меньше, не могу представить. Вряд ли можно найти кукую-то страну, где вполне законно и легально человек платит со своих доходов 6% (ставка единого налога по УСН при объекте налогообложения – доходы – прим. ред.), которую сейчас предлагают еще уменьшить наполовину.

– Известно, что при заключении сделки выявить «проблемность» контрагента затруднительно. Какие действия следует предпринять фирмам, чтобы обезопасить себя от работы с ними?

– Прежде всего, нужно воспользоваться нашей базой юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Сегодня есть доступ к нашему информационному ресурсу (www.nalog.ru), предоставляющему широчайший спектр услуг, правда, ГНИВЦ налогоплательщикам ее предоставляет на платной основе. При выборе контрагента нужно максимально тщательно проверить его через нашу базу. Хотя, честно говоря, может быть один из ста не знают, что его контрагент не потенциальная «однодневка». Или он ни разу не видел директора, или у него не возникло никаких вопросов, если партнер действует по доверенности. Да, налогоплательщики не обязаны отвечать за налоговые нарушения своих контрагентов. В таких случаях мы считаем, что наши налогоплательщики не проявили должной осмотрительности и получили необоснованную налоговую выгоду. Суды по разному подходят к таким делам, но сегодня процент наших выигрышей достаточно большой.

Можно также воспользоваться информацией о должниках бюджету по суммам свыше 100 тыс. руб. Мы ее регулярно обновляем на нашем региональном сайте.

– Планируется ли очередная реорганизация налоговых органов области? Как это скажется на налогоплательщиках?

– От перемен в работе налоговой службы не уйти. В ближайшее время наше Управление передаст функции по контролю в сфере производства и оборота этилового спирта, алкогольной продукции и спиртосодержащей продукции и ведению ЕГАИС вновь созданной структуре – Межрегиональному управлению Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка (Росалкогольрегулирования) в СФО. С 1 января будущего года в связи с отменой ЕСН функции по администрированию страховых взносов во внебюджетные фонды перейдут к Пенсионному фонду и Фонду социального страхования России. Это повлечет за собой и кадровые перестановки, и структурные изменения.

На сегодняшний день налоговую службу в области представляет Управление и 22 инспекции, в том числе 13 инспекций межрайонного уровня.

В декабре этого года создается Межрайонная инспекция ФНС России № 16, которая будет осуществлять функцию регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей г. Новосибирска. Мы рассчитываем, что это позволит упорядочить процедуру регистрации и внесения изменений в регистрационные документы, сократить поток миграции юридических лиц с признаками «однодневок» из других регионов, и, самое главное, – оказывать регистрационное услуги на качественно более высоком уровне.

Процесс оптимизации государственного аппарата идет постоянно – так что не исключены дальнейшие шаги по реорганизации налоговой службы.

– Что в канун Дня налоговика Вы бы хотели пожелать своим коллегам, подчиненным?

– Прежде всего, скажу слова благодарности первому руководителю Управления Владимиру Андреевичу Камышану, который стоял у истоков образования налоговой службы Новосибирской области, а ныне создает другую – по регулированию алкогольного рынка. Отмечу, что в управлении и в большинстве инспекций работает высокопрофессиональный коллектив и климат очень приятный и здоровый. Очень высока ответственность специалистов. О профессионализме наших работников говорят цифры: поступление налогов на 1 руб. затрат на содержание налоговых органов по Управлению в целом составляет 60,8 руб.

Я очень благодарен всем и в преддверии праздника желаю здоровья, оптимизма и надежд на светлое будущее России и в ней – сотрудников налоговых органов.

Людмила Удалкина

Об издании

16+

Сетевое издание Эпиграф.инфо
Зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 70647 от 03.08.2017 г.

Адрес

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью "МЕТРОПОЛИС-НСК"
Адрес учредителя 630091, Новосибирская обл., г. Новосибирск, ул. Державина, д. 28, оф. 604
Адрес редакции 630091, Новосибирская обл., г. Новосибирск, ул. Державина, д. 28, оф. 604
Главный редактор Еренкова Ольга Николаевна
Телефон редакции: (383) 210-51-50, 211-96-00,
e-mail: inform@epig.ru

Правовая информация

Распространяется бесплатно. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации.