wrapper

1 сентября в нашей стране (да и не только в нашей) прошло под знаком Дня знаний и очередной годовщины Второй мировой войны. Как официально считается, она началась не со дня аннексии гитлеровской армией Австрии и захвата Чехословакии, где собственно военных действий и не было, а с нападения на Польшу и последующего раздела ее с СССР согласно предварительно оговоренным «зонам влияния». Наверное, в честь Дня знаний Служба внешней разведки России рассекретила свои архивы в части, относящейся к предвоенным интригам и сепаратным сделкам с Гитлером Англии, Франции и Польши, очередной раз доказав миру, что политики «в белых перчатках» не бывает. Как следует из этих документов, Англия и Франция фактически предали своих союзников – Чехословакию и Польшу, заключив сепаратные «мирные соглашения» с Германией в надежде на то, что после них железный «кулак» Вермахта обратится на восток. Тогда как Польша в своем патологическом русофобском запале после «мировой» с бесноватым фюрером надеялась на участие в расчленении и разделе СССР. И после того, как практически все крупные страны Европы показали себя, мягко говоря, не самым лучшим образом, обвинения СССР в том, что он наравне с Германией виноват в начале крупнейшей в мировой истории войны, а также в разделе Польши (согласно пресловутому «пакту Молотова-Риббентропа») выглядят по крайней мере странно. Какие бы смертные грехи ему не приписывали, Иосиф Виссарионович Сталин был жесткий и прагматичный политик и, конечно, использовал все возможности, чтобы прирастить территорию СССР, отдалив возможную линию фронта от первоначальных границ Советского Союза и получив временную фору для перевооружения и модернизации Красной Армии. И признание этого факта вовсе не является признаком защиты сталинизма и неоимперских амбиций со стороны России. А признаком того, что линия поведения СССР накануне войны вполне вписывалась в рамки тогдашней европейской политики, можно считать хотя бы то, что вслед за разделом Польши и захватом СССР стран Балтии со стороны тех же Англии и Франции никаких протестов не последовало. Зато теперь желающих взять исторический «реванш» хоть отбавляй. Например, поляки настойчиво требуют от России официальных извинений за расстрел в 1940 году 20 тыс. захваченных в плен польских военнослужащих, зачастую с эгоизмом малого ребенка называя это преступление местью НКВД за то, что поляки в 1920 году убили и заморили голодом до 100 плененных ими красноармейцев. При этом извиняться за свое преступление против русских у них почему-то язык не поворачивается. Премьер Владимир Путин накануне своего визита в Польшу 1 сентября дал дипломатичное интервью польской «Газете Выборча», где кратко пересказал 400-страничный доклад, подготовленный по поводу предыстории начала войны СВР. Статья ввергла экспертов в недоумение – хотя российский премьер назвал «пакт Молотова-Риббентропа» «аморальным», они так до конца и не поняли, просил Путин прощения или объяснял, что у СССР иного выхода не было? Но оставим политикам политиково… Вернемся к экономике нашей грешной. Центробанк сообщил безрадостную весть, что на 1 августа этого года за 12 месяцев объем совокупного кредитного портфеля российской банковской системы снизился на 1,5% по сравнению с 25,8%-ым ростом годом ранее. Объем просроченных кредитов физическим лицам составил 5,9%, кредитов нефинансовому сектору – 5,3%. «Просрочка» по кредитам юридических лиц за июль выросла на 11%, а с начала года вдвое – с 420  млрд  до 908,5  млрд руб. Количество убыточных банков на 1 августа достигло 180 против 56 на 1 января. И все это в основном из-за необходимости создавать резервы по «плохим» кредитам. А если случится (боже упаси!) еще и девальвация, то банки неизбежно столкнутся с ростом неплатежей по валютным кредитам, заемщики которых имеют доходы в рублях (которые, кстати, в кризисные моменты имеют тенденцию сокращаться). Кроме того, девальвация будет для банков сигналом к дальнейшему сокращению кредитных операций и уходу в валютные спекуляции. Что, как вы сами понимаете, еще более затруднит выход национальной экономики из кризиса. Общее падение платежеспособности заемщиков вылилось в ужесточение условий кредитования – значительно выросли ставки, более суровыми стали требования к уровню зарплаты заемщиков, пакету документов и обеспечению. Кредитование больше не является стимулятором роста – люди стараются больше сберегать и меньше тратить. Правда, в июне ВВП потребовал от госбанков увеличить кредитование реального сектора до 300 млрд к 1 сентября и до 400 млрд руб. к 1 октября. Банки вынуждены следовать «политической» установке, однако есть подозрения, что это отнюдь не повысит качество кредитного портфеля. Как ни странно, не активизируют ни спрос (который, как известно, является локомотивом экономического роста), ни увеличение соцрасходов, ни государственную помощь. По данным Агентства по страхованию вкладов (АСВ), во II квартале 2009 года население «резко усилило сберегательную активность», положив в банки 17,1% своих доходов против 8,7% кварталом ранее. Как информирует ЦБР, с начала года вклады физлиц выросли на 12%. Одним из следствий сокращения спроса является падение оборотов розничной торговли – на 1 августа 5,8% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Тогда как «точечная» поддержка государством предприятий, по мнению ряда экспертов, является «дестабилизирующей», т. к. проедается или идет на погашение старых долгов, как это было с АвтоВАЗом. Тревожным сигналом того, что выделенные государством «на поддержку штанов» крупных компаний средства ушли «в никуда», стало появление в центральных СМИ массы предложений по поводу того, как усилить контроль за расходованием олигархами средств государственной помощи, включая пересмотр ее условий; инициацию банкротства, если они не в состоянии вернуть выделенные им прошлой осенью кредиты; проведение полномасшабного аудита предприятий, получивших помощь от государства и ряд других. Также есть здравые идеи о пересмотре налогового законодательства и социальной политики государства, в частности, в увеличении налогообложения в России иностранных юридических лиц, возрождении упраздненного в 2001 году института страхования занятости, введении системы гарантирования материальных и социальных прав работников на случай невыполнения работодателями условий трудовых договоров и ряд других. Есть признаки, что государство не готово к масштабным вливаниям в экономику. Как обоснованно опасается «главный по финансам» Алексей Кудрин, «это может возобновить проблемы с инфляцией и ростом процентных ставок, а мы наоборот, стремимся ставки снизить». И хотя по последним прогнозам, среднегодовые цены на нефть окажутся выше ранее запланированных показателей, министр финансов призвал направлять «неучтенные доходы» не в экономику, а на покрытие дефицита бюджета. И так в этом году дефицит бюджета составит 3,6 трлн руб. или 9,4% от ВВП, а в следующем соответственно – 3,2 трлн руб. и 7,5%. И как признал Владимир Путин, это максимальный показатель, который страна может себе позволить, чтобы «гарантировать сохранение макроэкономической устойчивости». Однако с тем, что мы можем себе это позволить, не согласны, например, аналитики Standard & Poors. По их мнению, даже при мировых ценах не нефть $60/баррель дыра в российском бюджете окажется не менее 2 трлн руб, в связи с чем они призывают российское правительство вернуться в 1998 год. То есть девальвировать рубль, чтобы стимулировать импортозамещение и развитие несырьевых секторов экономики. Не говоря уже о том, что ФНС на первое полугодие собрала на 23% меньше налогов, чем год назад, а отчисления таможеннной службы за восемь месяцев упали на 37%, что значительно снизило доходы консолидированного государственного бюджета. В этой связи есть разумные опасения, что по итогам года правительство решится на 10–15%-ую девальвацию рубля. Все равно в начале 2010 года для российского общества запланировано или ожидается масса отнюдь не рождественских сюрпризов, включая повышение некоторых налогов, акцизов на табак, алкоголь и бензин, значительное повышение коммунальных тарифов и платежей за электроэнергию, тепло и горячую воду, следующий «транш» помощи «недужающим» банкам, не говоря о таком «нашем всем» как неподъемные для дефицитного бюджета социальные программы и все более «прожорливый» управленческий аппарат. Где деньги, Зин? Вот напечатаем и раздадим… Впрочем, не везде все так грустно. Например, в чиновничьей и банковской среде не без черной зависти обсуждают чадолюбивое решение солнцеподобного Германа Грефа вернуть работникам Сбербанка докризисные премии и бонусы. Что ж поделать – не всем удается оказаться в нужное время в нужном месте. Впрочем, очень часто эффективность и материальное вознаграждение за труды в современной России – непересекающиеся кривые. Кто смел, тот и съел! Как когда-то Винни-Пух, утешимся хотя бы тем, что это «неправильные» пчелы и они, соответственно, делают «неправильный» мед… Вот только почему, образно и необразно выражаясь, «трутней» со временем почему-то у нас становится все больше, а «пчел» все меньше? Дмитрий Карасев, обозреватель, специально для газеты «Эпиграф»

Об издании

16+

Сетевое издание Эпиграф.инфо
Зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 70647 от 03.08.2017 г.

Адрес

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью "МЕТРОПОЛИС-НСК"
Адрес учредителя 630091, Новосибирская обл., г. Новосибирск, ул. Державина, д. 28, оф. 604
Адрес редакции 630091, Новосибирская обл., г. Новосибирск, ул. Державина, д. 28, оф. 604
Главный редактор Еренкова Ольга Николаевна
Телефон редакции: (383) 210-51-50, 211-96-00,
e-mail: inform@epig.ru

Правовая информация

Распространяется бесплатно. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации.