wrapper

Налоговое право – отрасль в российской правовой системе довольно новая, в отличие от гражданского или уголовного. По этой причине нет единого толкования многих жизненно важных для экономики понятий, что создает довольно много проблем для бизнеса. Одним из таковых является оптимизация налогообложения. Постараемся разобраться в проблеме.

Разбор понятий

Сам термин «оптимизация налогообложения» в российском законодательстве отсутствует. Тем не менее, термин периодически упоминается в различных подзаконных актах и судебной практике, не говоря уже о различной деловой литературе. При этом многие авторы сознательно избегают давать какие?либо определения данному понятию. Тем не менее, из анализа судебной практики можно сделать вывод, что оптимизация налогообложения – это целенаправленные действия налогоплательщика, направленные на уменьшение его налоговых обязательств. Это может выражаться как в снижении суммы платежей в бюджет, так и в освобождении от уплаты какого?либо налога, получение льготы или налогового вычета или других действиях. Аналогичным данному термину является термин «налоговое планирование».

Взгляд налогоплательщика

Изначально большинство налогоплательщиков руководствовались широко известным и характерным для рыночной экономики принципом «все, что не запрещено, разрешено», пронизывающим все отрасли российского права, начиная с Конституции (статьи 34 и 55). Далее принцип развивается в гражданском законодательстве, которое гласит, что «Граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора» (статья 1 ГК РФ). Ему вторит уголовное законодательство, утверждающее, что «Преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом. Применение уголовного закона по аналогии не допускается» (статья 3 УК РФ). И даже Налоговый кодекс РФ говорит, что «Все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика» (статья 3).

Казалось бы, никаких законодательных препятствий для оптимизации нет, а снижение расходов является естественным стремлением любого бизнеса, и не только в России. Именно так, похоже, в свое время рассуждали в ЮКОСе и в аффилированных с ним компаниях. Однако все оказалось намного сложнее.

Взгляд налогового органа

«Федеральная налоговая служба (ФНС России) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору за соблюдением законодательства о налогах и сборах, за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью внесения в соответствующий бюджет налогов и сборов, в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью внесения в соответствующий бюджет иных обязательных платежей, за производством и оборотом табачной продукции, а также функции агента валютного контроля в пределах компетенции налоговых органов». Из этого определения, содержащегося в Положении о ФНС, утвержденного постановлением Правительства №?506 от 30.09.04 г., прямо следует, что основной задачей налоговых органов является пополнение государственного бюджета. Данная цель диктует средства. Поскольку мероприятия по оптимизации снижают сумму поступающих в различные бюджеты налогов, порой весьма значительно, не удивительно, что налоговые органы относят к оптимизации резко негативно. Это проявляется, как в официальных документах на уровне ФНС России, так и в поведении территориальных налоговых органов в ходе проведения камеральных и выездных налоговых проверок.

Ряд юристов указывают, что резко отрицательную реакцию налогового органа вызывает любой вариант ведения бизнеса, если он прямо не прописан в действующем законодательстве и при этом ведет к уменьшению налогооблагаемой базы. Такие варианты, как передача функций единоличного исполнительного органа управляющему, выводу юристов, бухгалтеров и сисадминов на договор аутсорсинга или применение договора аутстаффинга обычно ведет к тому, что налогоплательщику будет необходимо отстаивать свою позицию в налоговом органе, а, возможно, и в суде.

При этом сам факт снижения налоговой нагрузки ниже пределов, которые налоговый орган считает разумными, сам по себе является рискованным и может повлечь за собой выездную налоговую проверку со всеми вытекающими последствиями. На это прямо указывает Концепция планирования выездных налоговых проверок (приказ ФНС России от 30.05.07 г. № ММ-3?06?/?333@).

Таким образом, налицо неразрешимое противоречие между интересами налогоплательщика и государства.

Взгляд арбитражного суда

Очень часто приходится слышать много негативного в адрес арбитражных судов Российской Федерации. Их довольно часто обвиняют в некомпетентности и коррумпированности. Часть данных обвинений, разумеется, имеет под собой основания, но распространять такое мнение на все судейское сообщество было бы неправильно. Тем более что против этого говорит, в том числе, и официальная статистика, согласно которой налогоплательщики выигрывают большинство налоговых споров.

Таким образом, арбитражные суды занимают то самое место, которое им и определено действующим законодательством, они стремятся найти баланс между интересами налогоплательщика и государства. Не без перекосов, конечно.

С одной стороны арбитражные суды пресекают наиболее грубые действия со стороны налоговых органов, с другой стороны – легитимируют недостатки их работы, а также компенсируют пробелы российского налогового законодательства.

Достаточно типичная ситуация. Что будет, если налогоплательщик нарушит какой?либо срок, предусмотренный Налоговым кодексом? Ответ очевиден.

Налогоплательщика ждет либо штраф, либо приостановление операций по счету. А что будет, если налоговый орган нарушит какой?либо срок? Скорее всего, ничего.

К сожалению, приходится констатировать, что в довольно большом количестве случаев налоговый орган может попросту игнорировать действующее законодательство, мотивируя это тем, что последствия нарушений и ответственность Налоговым кодексом прямо не предусмотрены. В этих случаях арбитражные суды практически всегда становятся на сторону налогового органа, мотивируя это тем, что «права налогоплательщика не нарушены». И лишь в самых вопиющих случаях при огромном количестве грубейших нарушений суд занимает противоположную позицию.

Такая лояльность объясняется тем, что для проведения выездной налоговой проверки необходимо большое количество квалифицированных специалистов и довольно много времени с учетом документооборота. Учитывая не самые высокие зарплаты рядовых специалистов, налоговые органы испытывают постоянную нехватку квалифицированных кадров, что сильно снижает качество их работы. Таким образом, если суды будут максимально строго и формализовано подходить к оценке деятельности налоговых органов, то подавляющее большинство актов налоговых будет отменено, что, в свою очередь, весьма негативно скажется на бюджете.

Реализуя свои задачи, арбитражные суды вынуждены восполнять пробелы действующего законодательства. Таке понятия, как «добросовестность», «фирма-однодневка», «подставное лицо», «необоснованная налоговая выгода», «должная осмотрительность», «недобросовестный контрагент», «схема» и им подобные действующее налоговое законодательство в принципе не содержит. Они являются либо изобретением налоговых органов, поддержанных судами, либо продуктом творчества самих судов. Таким образом, постоянно меняющаяся судебная практика на сегодняшний день стала в России неотъемлемой частью налогового законодательства.

Наиболее важным документом в сфере налоговой оптимизации является Постановление ВАС РФ «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» №?53 от 12.10.06 г. Несмотря на то, что данный документ не содержит понятия «оптимизация налогообложения», он вводит термин «налоговая выгода», под которым в Постановлении понимается «уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета». Также ВАС РФ в указанном Постановлении установил примерный, хотя и не исчерпывающий, перечень оснований, когда налоговая выгода может быть признана необоснованной.

Таким образом, появление данного документа внесло больше ясности в вопросы оптимизации налогообложения в России, однако существенно снизило возможности для такой оптимизации.

В данном постановлении, в частности, указано, что «Если суд на основании оценки представленных налоговым органом и налогоплательщиком доказательств придет к выводу о том, что налогоплательщик для целей налогообложения учел операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, суд определяет объем прав и обязанностей налогоплательщика, исходя из подлинного экономического содержания соответствующей операции». Таким образом, оптимизация только «на бумаге» нецвозможна, поскольку в суде возможна переквалификация сделок с применением соответствующих налоговых последствий.

Также суд указал, что «Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности». Фактически это означает, что оптимизация
ради оптимизации является в России незаконной. Налоговая оптимизация должная являться побочным продуктом какой?либо «иной экономической деятельности».

Данное обстоятельство довольно часто становится предметом споров в суде, и тогда на налогоплательщика возлагается обязанность доказывать реальный экономический смысл своих операций и их экономический смысл.

Появление данного Постановления во многом развязало руки налоговым органам, которые по результатам налоговых проверок начали массово исключать из расходов налогоплательщиков расходы по спорным операциям, поскольку суд недостаточно корректно сформулировал последствия признания налоговой выгоды необоснованной. Такой подход наносил значительный урон деятельности организаций, по результатам выездных проверок многие из них фактически прекратили деятельность.

В результате ВАС РФ был вынужден внести ясность в данный вопрос. Одним из последних документов на настоящий момент является довольно объемное Постановление Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации» №?57 от 30.07.13 г. Влияние этого документа на всех участников налоговых отношений еще только предстоит оценить, однако уже сейчас видно, что ряд положений данного документа направлен именно на защиту налогоплательщиков. В частности, налоговые органы обязали не просто «отбрасывать» сомнительные расходы, а во всех спорных вопросах применять расчетный метод, чтобы установить именно фактические налоговые обязательства налогоплательщиков.

Таким образом, арбитражные суды оказывают достаточно серьезное влияние на способы оптимизации налогообложения. При этом сложно назвать судебную практику по такого рода делам стабильной, поскольку идеальный баланс в отношениях сторон еще только предстоит найти.
Решение проблемы

Таким образом, можно сделать очевидные выводы. Налоговое бремя в России достаточно велико, а для многих компаний и вовсе неподъемно. Налоговая оптимизация при этом является одним из способов удержать бизнес на плаву. При этом вовсе не обязательно пользоваться фирмами-однодневками, а можно использовать методы, предоставленные законодательством, и одобренные арбитражными судами.

Это говорит о том, что оптимизация в России возможна, но с обязательным анализом арбитражной практики. При этом важно понимать, что если мнение арбитражного суда и налогового органа расходятся, то мнение арбитражного суда является предпочтительным, так как именно судебный акт ставит в споре между налогоплательщиком и налоговым органом окончательную точку.

Об издании

16+

Сетевое издание Эпиграф.инфо
Зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 70647 от 03.08.2017 г.

Адрес

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью "МЕТРОПОЛИС-НСК"
Адрес учредителя 630091, Новосибирская обл., г. Новосибирск, ул. Державина, д. 28, оф. 604
Адрес редакции 630091, Новосибирская обл., г. Новосибирск, ул. Державина, д. 28, оф. 604
Главный редактор Еренкова Ольга Николаевна
Телефон редакции: (383) 210-51-50, 211-96-00,
e-mail: inform@epig.ru

Правовая информация

Распространяется бесплатно. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации.