wrapper

В чистом виде предприятия, занятые прокатом вечерней одежды, в Новосибирске отсутствуют. При этом и спрос на услугу есть, и в некоторых сегментах, в частности, в прокате мужской одежды, даже бурно растет. Однако из низкой прибыльности данной услуги прокатом пока занимаются предприятия, для которых эта услуга является скорее дополнительной, нежели бизнесобразующей.

В столице прокат одежды пользуется достаточно большим спросом. Там арендуют как маскарадные костюмы, так и смокинги и вечерние платья для светских раутов. Этим занимается порядка двадцати предприятий. В Новосибирске прокат одежды также представлен. Но число точек значительно меньше.

По словам тех, кто предоставляет услугу на аренду одежды, спрос носит преимущественно сезонный характер. При этом наиболее востребован данный товар на рынке праздничных услуг. Владельцы нескольких праздничных агентств отмечали, что располагают собственным гардеробом одежды. При этом здесь абсолютно преобладают маскарадные костюмы. Для праздничных агентств гардероб костюмов – это подсобное хозяйство для заработка.

Еще один сегмент – свадебные салоны. Здесь преобладают наряды для этих торжественных событий. Конечно, карнавальный или свадебный гардероб существенно дополняют организацию мероприятий, однако на значительный вклад проката в общую прибыль собственники не рассчитывают. Акцент чаще ставится на режиссуру, актерское сопровождение, светозвуковое оборудование и оформление, парк машин и т. д.

Тем не менее, прокат нарядной одежды в городе есть. Этим бизнесом, отшивая одежду в собственных мастерских, занимаются некоторые ателье. Для предприятия, шьющего в основном на заказ, рентабельность этого вида услуг не высока – несколько процентов ежемесячно. К тому же некоторые административные издержки и проблемы с возвратом сданной напрокат одежды вынуждают ателье отказываться от предоставления услуги. Даже те мастерские, что по рекомендации знакомых занимались арендой вечерних платьев, афишировать прокат отказывались принципиально. Для тех, кто занимается прокатом официально, услуга хороша тем, что работает на привлечение клиентов, которые приходят, смотрят, меряют и, возможно, что-то покупают. «Сама аренда не приносит должной выгоды и является по большому счету чем-то вроде рекламной акции, – сетует собственник ателье «Ягуар» Виталий Сумцов. – Мы сдаем платья только потому, что сами их изготавливаем».

Компании, связанные с организацией событий и продвижением брендов – агентства праздников, фотостудии и модельные агентства – вечерние наряды заказывают в ателье. Свадебные салоны, как правило, напрокат предоставляют готовые платья. Для всех перечисленных предприятий продажа одежды намного выгоднее, чем аренда «вечерки». «Особенно доходными оказываются покупки эксклюзивных шелковых и комбинированных платьев, которые не сдаются в прокат, – отмечает владелица центра свадебной моды «Дана» Наталья Некрылова. – Кроме того, еще около 5% заказчиков после проката оставляют изделие у себя».

Таким образом в прокат поступают в основном ходовые модели, продажа которых невыгодна предпринимателю. «В этом случае более рентабельна аренда с последующим выкупом – правда это нечто иное, чем прокат, – заметил соучредитель творческой мастерской Happy Day Алексей Пфейфер. – Своей коллекцией мы дорожим, и продать согласимся, может быть, около 20% ассортимента».

О перспективах бизнеса проката вечерней одежды собственники отзываются противоречиво. «На мой взгляд, в ближайшие несколько лет прокатный бизнес в Новосибирске развиваться не будет, – уверен В. Сумцов. – Возможно, нужно идти по пути увеличения стоимости проката платья. В столице, например, комиссия может составлять около $300». В этом случае изделие окупает себя уже после одного проката. Следующий «сеанс» приносит предпринимателю прибыль. Правда, у нас такие ценники не проходят, и дело оказывается убыточным с самого начала».

«Столица поражает, прежде всего, политикой прокатных ценников, – сравнивает ситуацию владелица салона ателье «Праздничный» Наталья Шеховцова. – Аренда платья там занимает в среднем 10% от его стоимости, однако заявляемая стоимость составляет от 20 тыс. руб.».

«Конкуренцию среди ателье я не чувствую практически с самого начала работы в 1989 году, когда открылся мой «Магазин вечернего платья», занимавшийся прокатом, – продолжает В. Сумцов. – Однако через два года я был вынужден закрыть магазин, не приносивший дохода, и сосредоточился на пошиве и продаже. Некоторое время спустя я восстановил услугу, которая сегодня преследует, по сущест-ву, единственную цель – привлечение покупателей. Сегодня придет женщина за прокатом, завтра приведет подругу, которая что-то купит», – рассказывает предприниматель.

Вот и получается, что пока в Новосибирске достаточно распространены только гардеробы маскарадной одежды: в праздники спрос на «ролевые» костюмы резко возрастает. «В преддверии новогодних праздников наш телефон не умолкает буквально круглосуточно, – подтверждает директор Happy Day Татьяна Пфейфер, передавая голосящую трубку коллеге. – Костюмерная работает до позднего вечера и без выходных. Небывалый ажиотаж в последнее время связан и с праздником Хеллоуин», – уточняет она.

«Спрос на «вечерку» тоже постепенно увеличивается, – отмечает и Н. Шеховцова. – Я думаю, у проката все же есть будущее». Уже сегодня для участия в тематических вечерах, где требуется совершенно определенный дресс-код, клиенты выбирают наряды в ателье. Обычно такой «театральный реквизит» заказывают или забирают готовым в полном комплекте. «Обращаются к нам и праздничные агентства, – делится В. Сумцов. – С одной стороны, они заказывают много, но по прокатной схеме – требуют возврата стоимости изделий, изготовленных специально. Костюмы и платья этих заказчиков зачастую очень специфичные, «персонажные», которые больше никто не наденет».

В прокате выставлена одежда от 44 до 50 размера – наиболее ходовая. Платье большего размера заказывается специально, это сугубо индивидуальный пошив, и прокат такого изделия невозможен. Подогнать по фигуре платье можно за отдельную плату, но только в ателье. Праздничные агентства в этом случае обычно направляют заказчика в партнерское ателье или просто разводят руками. Изделие при доработке по фигуре и размеру может быть полностью переделано. При этом заказчик не выкупает платье. Поэтому стоимость значительной доработки – изменение размера, смена пуговиц и т. д. превышает стоимость проката. Обычно требуется «подталить» или «расталить» изделие, подогнать спинку. Такая работа обходится клиенту в сумму от 200 до 400 руб.

Одна из главных проблем прокатного бизнеса – возврат испорченной вещи. Очень трудно доказать, что заказчик сам посадил пятно, прожег сигаретой или сделал затяжку на прокатной вещи. Судя по всему, к свадебным платьям особое отношение – моральную ответственность заказчик при порче такого наряда чувствует острее. Вслед за моральной признается и финансовая. «В случае же вечерних платьев клиенты зачастую не испытывают угрызений совести при возврате испорченной вещи, – поясняет В. Сумцов. – Юридическая практика в данном случае отсутствует. Согласно закону о защите прав потребителей у покупателя неоспоримое преимущество. С заказчиком мы, как правило, не спорим, за исключением тех случаев, когда порча изделия очевидна. Отданная из проката вещь ремонтируется и может использоваться дальше – ателье свое, свои ткани, фурнитура и т. д.».

Взять изделие в аренду можно после внесения денежного залога в размере его полной стоимости (этот вид сделки используют чаще всего) или оставив документ, удостоверяющий личность. С возвратом одежды клиенту возвращается сумма, оставшаяся от вычета проката. Стоимость самой услуги в ателье устанавливается товароведом в каждом конкретном случае. Цена зависит от стоимости изделия и процента реального и потенциального износа – сколько человек будет этим изделием пользоваться, и сколько человек им уже воспользовалось. По оценкам владельцев ателье, прокат обходится в среднем в сумму 20-30% от стоимости изделия. А вообще вилка колеблется в пределах от 15% до 50% стоимости предмета одежды. Установленный процент зависит также и от потенциального риска потери изделия. Чем проще или строже платье, ткань, чем однороднее его отделка, тем прокат дешевле. Стоимость аренды эксклюзивных и свадебных платьев высок из-за сложной отделки и комбинации тканей – риск потерять товарный вид изделия в этом случае очень высок. Тем более, в праздничных агентствах и свадебных салонах, не имеющих своих портных, ремонт сопряжен со значительными издержками, и стоимость проката здесь, как правило, фиксированная – 50% от стоимости платья.

Срок аренды устанавливает клиент – от одного дня до одного месяца, чаще всего несколько дней. Зачастую бывает так, что женщина приходит вечером, прямо перед мероприятием, одевается в ателье, а на следующее утро платье отдает муж. Мужчины, кстати, возвращают костюмы скорее, чем женщины, хотя и гораздо реже обращаются. Тем не менее, в последнее время повышается спрос на мужские деловые костюмы. «Мы уже не первый год отмечаем повышение мужского спроса и соответственно закупаем больше костюмов. Текущий год стал буквально сюрпризом, хит этого сезона – фраки: их буквально расхватывают как горячие пирожки», – удивляется Н. Некрылова.

Прокат деловой одежды относится к вопросу свободных ниш на рынке. «Деловой костюм, как мужской, так и женский, сегодня востребован, а акцента на эту одежду никто из салонов пока не ставит, – констатирует Т. Пфейфер. – Кроме того, свободной востребованной нишей является прокат одежды от 48 размера».

Спрос на арендованную одежду в значительной степени подвержен сезонно-календарным колебаниям. «На пошиве ателье зарабатывает практически круглый год, на прокате же – несколько месяцев, – анализирует бизнес Н. Шеховцова. – В преддверии праздников спрос не только повышается, но изменяется – спрашивают карнавальные костюмы, и мы к этому готовимся». Костюмерные праздничных агентств, напротив, вне крупных календарных дат пополняют гардероб вечерней одеждой. «Основные поводы обращения за вечерними нарядами – выпускной бал, Пушкинский бал – а он устраивается круглогодично, – поясняет Т. Пфейфер. – Если умело ставить акценты при подготовке гардероба, спрос не иссякнет. Например, мы, помимо привычной линейки одежды, акцентируем внимание на детской одежде и эксклюзивных вечерних нарядах. Опыт показывает, что мы не ошибаемся».

«Мы активно работаем с сентября по декабрь, затем три месяца отдыхаем. С марта по июль спрос снова повышается, – добавляет В. Сумцов. – Таким образом, в минус предприятие не уходит в течение года, однако основная прибыль связана именно с этими шестью месяцами. Прокат сопровождающих аксессуаров редко пользуется спросом вне зависимости от сезона, я отказался от этой услуги. Очень трудно угадать, какую сумочку захочет дама к данному платью. У нас есть сумочки, соответствующие дизайну, цветовой гамме определенного платья, но слишком часто женщины не берут аксессуар, сетуя «на вот эту заклепочку или вот эту пуговку».

В выборе ценовой ниши платья новосибирские прокатчики в целом солидарны. Предложения рассчитаны на средний бюджет – от 2 (легкое трикотажное женское платье) до 5 тыс. руб. Изделия подороже, как правило, не пользуются спросом. Заказ эксклюзива – платья до 10 тыс. руб. случается очень редко, и обычно выкупается. Естественно, в стоимость прокатной одежды входит аренда помещения, поэтому конечная стоимость будет снижаться по мере удаленности от центра. Платье поступает в прокат 2-3 раза в случае праздничных салонов и несколько больше – в ателье при умелом ремонте, но в любом случае прибыль минимальна, отмечают специалисты.

Бизнес прокатного ателье требует сертификации на пошитую одежду. При покупке ткани необходимо взять санитарно-эпидемиологическое заключение о соответствии ГОСТу. Изготовленные из этой ткани изделия проходят соответствующую экспертизу, после чего ателье ставит на сертификатах свои печати. Сертификаты обновляются один раз в год. Ателье в этом случае выступает производителем одежды. Таким образом, соответствие проходят изделия из новой ткани, имеющей специальные сертификаты. При шитье на заказ разрешительной документации для продажи или проката не требуется.

Сейчас многие говорят о предстоящей приватизации арендуемых помещений. В связи с этим В. Сумцов отметил ожидаемые неприятные издержки: «Одно из помещений «Ягуара» приобретено в собственность. Другое – арендуемое. Если его заберут – меня подрубят под корень. Помещение требует вложений, прежде всего, в ремонт, тем более, если ателье находится в центре города, где большой поток заказчиков. Однако делать ремонт, не имея уверенности в будущем, было бы опрометчиво. Войти в список льготников при приватизации я не надеюсь», – переживает владелец.

Для прокатного ателье предусмотрен единый налог на вмененный доход от количества сотрудников предприятия, основа которого – портные. С поиском хороших мастеров есть проблемы. «Женский коллектив приходится периодически обновлять – уход на пенсию или в декретный отпуск – достаточно частое явление, – рассказывает В. Сумцов. – Новички к нам приходят в основном из колледжа в Ленинском районе, в том числе на практику. Однако из 30 девочек в ателье задерживаются одна-две. Остальные хотят быть Юдашкиными, Зайцевыми или запрашивают зарплату в 20 тысяч, в то время как профессиональные швеи получают от 10 тыс. руб. При этом ни умения, ни навыки выпускниц не соответствуют таким запросам. На обучение новичков необходимо не менее полугода, обычно год-полтора. Молодые специалисты работают под руководством опытных портних, которым я доплачиваю за преподавательские функции. Без присутствия владельца прокатное ателье вообще не может развиваться. Несмотря на то, что у меня все налажено, есть администратор и директор, я постоянно на работе», – рассказывает он.

Кроме владельца у предприятия должен быть администратор с хорошими творческими данными. «Только креативные навыки помогут сотруднику предложить клиенту именно тот наряд, который ему нужен, и, в конечном счете, сдать вещь в прокат. Конечно, бывают случаи, когда нужно такое платье, которого в прокате нет – наш гардероб не волшебный и зависит от спроса. Дизайнерские способности помогут отпустить человека довольным в любом случае», – сказал владелец ателье. Другие опрошенные собственники отметили также обязательную профессиональную работу товароведа и бухгалтера.

Для основания прокатно-швейного бизнеса может оказаться достаточно суммы в 200 тыс. руб. при предположительной стоимости аренды в 100 тыс. руб. Оборудование в расчете на одного человека – швейная машина, оверлок, стол – займут второе место в первоначальных затратах – около 40 тыс. руб. Фонд заработной платы – наиболее затратный компонент. Материалы для работы – ткань и фурнитуру на первых порах можно закупать на деньги заказчика платья. «Прокатное ателье вообще стоит начинать именно с пошива на заказ, – уверен В. Сумцов. – Прокатывать или тем более продавать готовое платье не позволяет очень высокая конкуренция на рынке одежды. Расходы связаны и с оплатой электроэнергии и теплоснабжения. Штрафы за перерасход и недорасход всегда довольно неприятны». Для нормальной работы предприятия в месяц в расчете на одного человека прокатное ателье должно выручать 40-60 тыс. руб. Чистая прибыль из этой суммы составит 15%.

Главный фактор привлечения заказчиков для ателье – выгодное месторасположение. Оно должно быть как можно ближе к центру города, потребуется и броская вывеска. «Кроме того, – поделился В. Сумцов, – мы используем рекламу на телевидении, как правило, на 4-м канале. Среди периодических изданий постоянного для размещения рекламы выделить не могу. Используем и собственный интернет-магазин, однако за год с лишним существования сайта было всего два заказа». Далее работает принцип сарафанного радио. Стабильная посещаемость, заказы, прокат и продажа готовых изделий появляется после 3-4 годов работы предприятия. Именно с этого времени и можно говорить о рентабельности бизнеса и его дальнейшем расширении», – заключил предприниматель.

Евгений Антропов

Об издании

16+

Сетевое издание Эпиграф.инфо
Зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 70647 от 03.08.2017 г.

Адрес

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью "МЕТРОПОЛИС-НСК"
Адрес учредителя 630091, Новосибирская обл., г. Новосибирск, ул. Державина, д. 28, оф. 604
Адрес редакции 630091, Новосибирская обл., г. Новосибирск, ул. Державина, д. 28, оф. 604
Главный редактор Еренкова Ольга Николаевна
Телефон редакции: (383) 210-51-50, 211-96-00,
e-mail: inform@epig.ru

Правовая информация

Распространяется бесплатно. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации.