wrapper

В рамках проекта «Актуальный собеседник» (организатор – движение «Антимайдан») известный публицист, телеведущий, политконсультант, участник и победитель интеллектуальных игр Анатолий Вассерман рассказал, что он думает о современной политике и экономике, как превратился из пламенного либерала в убежденного марксиста и какая игра для него была самой интересной.

 Анатолий Александрович, вы по образованию физик, однако уже много лет больше известны как публицист и политконстультант. Как это получилось?

 

Да, действительно в дипломе у меня значится инженер-теплофизик, но по этой специальности я не одной минуты не работал. Ещё в институте я убедился, что мне интереснее программирование, переквалифицировался и более двух десятилетий занимался именно программированием. Большую часть этого времени я посвятил изучению систем управления технологическими процессами. Последнюю строку программного кода я написал летом 1995 года, и с 6 сентября 1995 года работаю как публицист и политический консультант.

 

У нас в стране наблюдается определённые сложности и в экономике, и в других сферах. Как вы думаете, это надолго?

Я думаю, что опыт, накопленный нами в последнюю четверть нашей истории – отрицательный. Мы очень много узнали о том, как не надо действовать, о том, кто не желает нам добра. Однако перейти от этого отрицательного опыта к положительной деятельности довольно сложно, ибо, к сожалению, число ошибочных путей гораздо больше, чем путей правильных, а мы пока совершили далеко не все возможные ошибки. Черчиль, а он англичанин по отцу и американец по матери, однажды сказал – американцы неизменно находят правильный способ действия после того, как используют все остальные. Вот мы, к сожалению, использовали далеко не все возможные ошибочные пути. Поэтому, чтобы действовать, мало одного опыта, нужна ещё и теория, указывающая, как правильно действовать.

И как, по-вашему, нужно это делать?

Мне в этом смысле мне повезло. Я прошёл по довольно обширной части спектра политических заблуждений, испытав их все на своей шкуре, убедился, что в целом из того, что мы в разное время изучали и испытывали в нашей стране, самый правильный путь – марксистский. Но и он нуждается в серьезных доработках. Еще в 1996 году я опубликовал статью «Коммунизм и компьютер», где перевел с математического языка на человеческий некоторые старые труды Виктора Михайловича Глушкова, Леонида Витальевич Канторовича и Фридриха Августа фон Хайека. Из этих трудов следует, что для идеального воплощения одной из главных черт социализма, а именно – управления всем хозяйством как единым целым – в то время не существовало технической возможности. То есть объём вычислений, необходимых для такого планирования всего спектра производств целой страны растет настолько быстро, что практически невозможно справиться в ним в разумный срок. Я вернулся к этой теме ровно через 15 лет, и в 2011 году подсчитал, к какому моменту рост мирового компьютерного парка и количественно, и качественно обеспечит решение этой задачи в разумные сроки. У меня получилось, что примерно с 2022 по 2025 год появятся возможность решать эту задачу менее чем за сутки. Вот к этому же времени появится возможности решения и некоторых других задач, так или иначе связанных с социализмом, и тогда все известные нам ограничения на общественное, то есть социалистическое хозяйствование, исчезнут. Это, конечно, будет новый марксизм, похожий на до сих пор испытанные и практические воплощения этой идеи лишь в самом общих чертах. Но даже до появления этой возможности мне пришлось признать многие важные для общества задачи в рамках марксисткой концепции решаются эффективнее, чем в рамках любой концепции, противостоящей маркисзму. Так я вернулся к марксизму, буквально против своей воли.

Означает ли это, что социализм, который случился в России в 1917 году, опередил свое время?

В какой-то мере опередил, в какой-то мере отстал. В рамках социализма нам пришлось решать несколько задач, которые другим странам удалось решить ещё на этапе капитализм. Это индустриализация страны, создание полноценной системы всеобщего образования. Созданная у нас система здравоохранения была на тот момент самой передовой, прогрессивной. Да и сейчас многие другие страны опередили нас только в том отношении, что учли наш опыт в здравоохранении и добавили к нему свои ресурсы, большие, чем у нас.

В любом случае, ту попытку нельзя считать ошибочной хотя бы потому, что очевидно: многие задачи, решенные в рамках концепции социализма, в дореволюционной России не могли быть не только решены, но даже поставлены.

Возврат к капитализму, по всей видимости, был ошибочным. Глядя на китайский опыт, мы видим, что мы могли бы полностью не отказываться от достижений социализма, а вернуться к сочетанию плановых и рыночных методов хозяйствования. Почему вернуться? Потому что в 30–40 годы нас была построена достаточно эффективная система взаимодействия централизованного и децентрализованного планирования. 90% бытового обслуживания и половина системы общественного питания на рубеже 40–50 годов охватывала производственная кооперация. После того, как при Хрущеве кооперативы объединили с госпредприятиями, тот тем самым взвалили на систему централизованного планирования, с которой она не смогла справится.

Что же нам делать в текущей ситуации?

Нужно менять экономическую теорию, которой руководствуется экономический блок правительства. В первую очередь теорию, а сотрудников аппарата экономического блока правительства менять лишь в той мере, в которой они не смогут её освоить. Основные создатели новой теории – Сергей Глазьев, Михаил Хазин, Валентин Катасонов. Эти авторы развивают разные аспекты новой экономической теории. Но, думаю, совместными усилиями они могут довести её до состоянии, пригодного к практическому применению.

Значит ли это что, экономистов нужно готовить в рамках новой экономической теории?

К сожалению, у нас сейчас большая часть экономического образования «заточена» под либеральные концепции, то есть концепции, проистекающие из идеи благотворности свободы личности без всякой оглядки на общество. Такой подход ошибочен, поэтому те, кто придерживается этой идеи, будут выдавать рекомендации, несовместимые с жизнью. К сожалению, три года назад под сфальцифицированным предлогом расформировали Российский торгово-экономический университет – за то, что там преподавали нелиберальные экономические теории.

Преподаватели и учителя говорят,что нынешние школьники и студенты не могут аргументировать свою точку зрения, мало читают. С чем это может быть связано?

Сказывается нынешняя система образования, из которой изгоняют и требования обосновывать утверждения, вместо этого требуют заучивания стандартных формулировок. Система образования может научить человека и чтению, и анализу прочитанного, но надо ставить такую цель, а перед системой образования такая цель не стоит. Дело не в учениках, а тех задачах, которые перед ними ставят.

Найдётся ли в новой экономике место для тех кто сейчас занимается бизнесом?

В рамках того комплекса задач, которые нужно решить для перехода к новой системе планирования и управления, должна быть решена и задача безударного перехода к этой системе. Теоретически ясно, что уже можно построить переход таким образом чтобы никто не пострадал, чтобы люди получили взамен нечто, что им понравится больше. И ещё одно замечание. Даже при самых резких сломах структуры общества большая часть тех, кто находился в верхних слоях, и в новом обществе оказывается на верху. Этот факт известен из всей мировой истории, в том числе и нашей революции.

Изменят ли гаджеты мир,станут ли они основой новой экономики?

Уже изменяют. Средства навигации резко поменяли всю структуру автотранспорта, как частного так и общественного. Новые системы вызова такси радикально поменяли положение в этой сфере. Тот же «Юбер» с одной стороны втягивает в дело извоза многих частников, а с другой – может разрушить существующую систему. Новые гаджеты будут открывать новые направления деятельности, а старые закрывать. Это неизбежно – мир всегда обновляется.

Вы много читаете? Что советуете прочитать?

Я читаю очень много, но другим рекомендую только те книги, которые способствуют формированию целостной картины мира. Чтобы сформировать общие контуры цельной картины мира, достаточно прочесть и хорошенько обдумать четыре книги: Фридрих Энгельс «Антидюринг», Станислав Лем «Сумма технологии», Ричард Докинз «Слепой часовщик», Дэвид Дэйч «Структура реальности».

Какая игра из тех, где вы участвовали, вам понравилась больше всего?

«Игры разума» в 2005 году. Большое разнообразие тематики, очень много тактических особенностей. Это было интересно и разнообразно, но недолго.
Интеллектуальные игры повышают образовательный ценз, тех, кто их смотрит?
Думаю да. Вопросы в большинстве игр строятся так, чтобы можно было выйти на ответ путем размышлений, а не знаний.

Подготовила Ольга Еренкова

Об издании

16+

Сетевое издание Эпиграф.инфо
Зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 70647 от 03.08.2017 г.

Адрес

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью "МЕТРОПОЛИС-НСК"
Адрес учредителя 630091, Новосибирская обл., г. Новосибирск, ул. Державина, д. 28, оф. 604
Адрес редакции 630091, Новосибирская обл., г. Новосибирск, ул. Державина, д. 28, оф. 604
Главный редактор Еренкова Ольга Николаевна
Телефон редакции: (383) 210-51-50, 211-96-00,
e-mail: inform@epig.ru

Правовая информация

Распространяется бесплатно. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации.