wrapper

На форуме «Политический механизм достижения экономического суверенитета России», организованном в Новосибирске партией «Гражданская платформа», приглашенные эксперты – представители регионального бизнеса, экономисты и политики, представители студенческих сообществ – искали ответы на извечные русские вопросы: «Кто виноват?» и «Что делать?»

Известный экономист, публицист, теле- и радиоведущий, автор оригинальной экономической теории кризисов Михаил Хазин, выступавший на форуме, их знает.

Досье:Михаил Леонидович Хазин — российский экономист, публицист, теле- и радиоведущий. Президент компании экспертного консультирования «Неокон». Родился в 1962 г. Учился в Ярославском госуниверситете и в МГУ, по специальности - математик. В 1984-1991 гг. работал в системе Академии наук СССР, в 1993-1994 гг. - в Рабочем центре экономических реформ при правительстве РФ, в 1995-1997 гг. - начальник департамента кредитной политики Минэкономики России, в 1997-1998 гг. - замначальника Экономического управления президента РФ. В 1998 году ушел с госслужбы.

В развитых странах малый бизнес играет существенную роль в экономике. В России же доля малого и среднего бизнеса не велика. В условиях кризиса она еще больше сжимается. Может ли государство помочь малому и среднему предпринимательству? Какой может быть эта помощь?

Малому и среднему бизнесу нужно облегчить жизнь. Это касается и снижения налогового бремени, и, в большей степени, создания той предпринимательской инфраструктуры, которую у нас наши бизнесмены часто делать не умеют.

Речь вот о чем. У нас очень много предпринимателей, но для того чтобы предприниматель мог заниматься бизнесом, ему необходимы бухгалтерия, маркетинг, юридическое сопровождение и др. Очень часто, придумав какую-то интересную штуку, предприниматель приходит банк и говорит: «Я изобрел то-то и то-то, дайте денег». В ответ его спрашивают, кому продавать будем ваше изобретение? На этот вопрос у предпринимателя ответа часто не находится. Я и сам в своей практике не раз сталкивался с подобным. К примеру, некто говорит: «Я сварил лучший в мире шоколад, надо его продавать». Однако любой шоколад – это, прежде всего, бренд. Если у тебя нет денег на развитие бренда, то варить лучший в мире шоколад бессмысленно. Не получится построить на этом успешный бизнес.

Поэтому государство должно создавать бизнес-инкубаторы такого типа: человек приносит в него свои умения и изобретения, а государство обеспечивает бизнес бухгалтерией, маркетингом, юридической и консультационной поддержкой. При этом предприятие создается на паях в пропорции 50 на 50. Человек делает бизнес, государство этот бизнес сопровождает. Через полгода или год, в зависимости от вида деятельности, принимается одно из трех решений.

Первый вариант: бизнесмен выкупает у государства его долю 50% и далее ведет бухгалтерию и всё остальное самостоятельно. Цена выкупа определяется по известной и заранее оговоренной формуле в соответствии с бизнес-результатом.

Второй вариант: бизнес закрывается, потому что он не работает и прибыли приносить не может в обозримом будущем.

И вариант третий: бизнес работает, но видно, что сам бизнесмен самостоятельно его не тянет и не потянет. В этом случае государство выкупает долю предпринимателя 50%, формирует единый пакет и этим единым пакетом продает данный успешный и работающий бизнес на рынке. Вот этим и должно заниматься государство в части помощи малому бизнесу. При этом оно еще и сможет получать бонусы в виде создания рабочих мест и налогооблагаемой базы. При этом затраты государства будут не велики: ту бухгалтерию для многих малых бизнесов может вести всего один бухгалтер. При таком подходе малый бизнес в нашей стране сможет вырасти в разы, ну уж на порядок точно.

А наше государство готово к такой работе?

Государство в настоящий момент наступает на малый бизнес. Политика государства направлена на то, чтобы всё закрылось. По мнению государства, нужно все запретить, а потом тот человек, которому надо, придет к государству с чемоданчиком, и государство, может быть, разрешит что-то сделать.

У нас, к сожалению, на государственных должностях работает много людей, которые ничего не видят и ничего не понимают. Больше того, они даже не готовы обсуждать многие насущные вещи. У них система другая, другие приоритеты.

Можно ли изменить подходы государства или в текущей ситуации это невозможно?

Можно, но это требует определенных политических решений. Сегодня у власти находится очень специфическая элита, пришедшая туда на волне приватизации. Она никогда не достигала успеха, эти люди не знали прорывов, то есть сами ничего не придумали, им просто подарили миллиарды на федеральном уровне, сотни миллионов -- на региональном, десятки миллионов -- на муниципальном. И эти люди уверились в мысли, что так будет всегда. При этом они считают, что любая конкуренция должна быть ликвидирована: не дай бог, какой-нибудь человек, вместо того, чтобы нести деньги этим людям, будет бизнес развивать. Они этого не допустят.

Несмотря на начавшийся кризис, люди, которые являются политической элитой, считают, что даже в этих условиях с ними ничего не случится, если сохранится в целом модель экономики. В этих условиях они уже готовы что-то делать, но не знают, что именно нужно делать. Будут ли дальше меняться государственные подходы, я не знаю.

На какой стадии кризиса мы сейчас находимся?

Мы попали в среду, к которой оказались не готовы, в среду долгосрочного спада, очень долгосрочного. Это для нашей экономики закономерно. Та модель, которую вменил Гайдар нашей экономике, много лет назад больше не работает. Её потенциал исчерпан. Нужно менять модель, а к этому никто не готов, и, что самое главное, многие люди очень боятся этой смены, потому что недееспособны. Так сложилось, что они оказались на тех местах, которые сегодня занимают и могут держаться за них только в условиях круговой поруки. Если же модель развития экономики сменится, их просто выкинут с занимаемых мест, и они это понимают. Они помнят, какую невероятную силу имели секретари обкомов, горкомов и райкомов, но в начале 90-х все эти сильные люди, за редким исключением, пропали. Такая судьба не устраивает тех, кто занял командные посты взамен ушедших коммунистических начальников. Поэтому они и сопротивляются.

Велико ли влияние санкций на падение экономики?

Санкции на нашу экономику не влияют. Нам нужны структурные изменения. Снятие или ослабление санкций существенной роли не сыграет. Надо менять модель развития. Нужно заниматься импортозамещением. Причем под импортозамещением нужно понимать стимулирование развития малого и среднего бизнеса. Если изменить налоговую систему, кредитную и страховую политику, малый и средний бизнес пойдет.

Но нужно понимать, что ожидать от нынешнего правительства прорыва, наивно и бессмысленно. Правительство уже научилось произносить слово «импортозамещение», но не объясняет, какой смысл в него вкладывает, поэтому, произнося «импортозамещение», ничего не делает. Тем не менее, у нас есть пример страны, которая уже 6 лет занимается импортозамещением. Это Казахстан. Страны, которая не может в силу малости своего населения ориентироваться на внутренний рынок, ориентируется на рынок внешний, страна, которая сильнее зависит от нефти и газа, чем мы, но, тем не менее, развивается. Казахстан реально двигает свою программу импортозамещения уже сегодня. Да, им тоже пришлось сделать девальвацию, потому что невозможно поддерживать валюту такой страны.

А у нас в стране можно развиваться за счет внутреннего рынка! А мы импортируем товаров примерно на 400 млрд долларов в год. Я думаю, из них 200 млрд мы можем легко заменить внутренним производством. 200 млрд долларов означают, что мы готовы сделать программу по привлечению двух триллионов долларов инвестиций с доходностью для инвесторов до 10%. Два триллиона инвестиций обеспечат нам на 10 лет экономический рост +7% к нынешнему. Поскольку у нас стабильно было –2%, то, получается, 5% роста в год. Кстати, это рост Казахстана. Это абсолютно реально и достижимо. Но вместо этого у нас делают прямо противоположное. Это только по импортозамещению ресурс. А если взять монетизацию экономики? У нас монетизация экономики чуть более 30%, в США – 150%. В некоторых других странах еще больше...

А чего нашей стране не хватает, для того чтобы изменить модель экономики – желания или возможностей?

Желания и общественной активности. Общественная активность стимулируется кризисом, правильными разговорами на правильные темы. У нас в стране, на самом деле, очень много свободы в плане обсуждения любых тем. Поэтому, я думаю, что пришло время говорить. Нужно обсуждать то, что можно сделать, как на этом форуме. Удивительно, что инициатором стала политическая структура. А программа «что делать» у нас есть.

Подготовила Ольга Еренкова

Об издании

16+

Сетевое издание Эпиграф.инфо
Зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 70647 от 03.08.2017 г.

Адрес

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью "МЕТРОПОЛИС-НСК"
Адрес учредителя 630091, Новосибирская обл., г. Новосибирск, ул. Державина, д. 28, оф. 604
Адрес редакции 630091, Новосибирская обл., г. Новосибирск, ул. Державина, д. 28, оф. 604
Главный редактор Еренкова Ольга Николаевна
Телефон редакции: (383) 210-51-50, 211-96-00,
e-mail: inform@epig.ru

Правовая информация

Распространяется бесплатно. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации.